Причины и факторы многообразия истории

Методологический анализ диалектики единства и многообразия истории включает в себя определение путей перехода в процессе познания от эмпирического многообразия истории к ее внутреннему единству, то есть к общему, существенному, закономерному, и обратного перехода от единства к многообразию, то есть от общего к особенному, от сущности к явлению, от закона к формам его проявления. Здесь наука опять возвращается к многообразию, но на новой основе, ибо это многообразие уже как бы освещено изнутри светом теории, знанием законов.

Единство исторического процесса в научной форме отражено в марксистской теории общественно-экономических формаций, обосновании закономерностей их смены, последовательного перехода от одной формации к другой в процессе прогрессивного развития общества. Но теория формаций отвлекается от особенного и единичного и выделяет общее «в чистом виде». А реальная история протекает в конкретных многообразных формах. Поэтому задача методологии не исчерпывается обнаружением общего. Она должна служить выявлению и анализу его особенных проявлений, осмыслению конкретной диалектики. Для этого требуется прежде всего выявить факторы многообразия истории.

Многообразие истории существует во времени и пространстве. Во времени это различные этапы исторического развития, формации и эпохи. В пространстве — это наличное реальное многообразие социальной жизни, одним из основных источников которого является неравномерность исторического развития.

Неравномерность проявилась уже в период неолитической революции, когда не все, а лишь некоторые племена начали переходить от охоты и собирательства к земледелию. Земледельческие племена оказались в более благоприятных условиях, ибо земледелие открыло им возможность вести оседлый образ жизни, накапливать запасы пищи, увеличить темпы роста населения и т. д. Благодаря этому были заложены материальные основы для дальнейшего прогресса — возникновения городов, разделения труда, перехода к цивилизации.

Основным фактором, вызвавшим выделение земледельческих племен при достижении ими определенного уровня развития, было влияние природных условий. К возделыванию земли начали переходить племена, жившие на территориях, где для этого были сравнительно более подходящие географические условия. Отсюда следует вывод, что разнообразие природных условий — один из существенных факторов многообразия истории. Отвергая так называемый «географический детерминизм», важно, однако, внимательно изучать природу как естественную основу разнообразия исторических форм образа и строя жизни, исследовать влияние природных условий на развитие производительных сил, на его ускорение или замедление.

Неравномерность исторического развития обусловлена и тем, что более развитые производительные силы способны далее развиваться более быстрыми темпами. Поэтому общества, обладающие различным уровнем производительных сил, живут как бы в разном историческом времени. Действительно, первобытное общество существовало десятки тысяч лет (если считать, что современный человек — Homo sapiens — возник 40—50 тыс. лет тому назад). Жизнь рабовладельческого и феодального обществ укладывается в рамки тысячелетий (если считать с начала возникновения городской цивилизации — примерно 5—6 тыс. лет тому назад), капиталистического — столетий.

Но если последующие формации развиваются на порядок быстрее предшествующих, то, естественно, возможно в одно и то же время существование формаций или народов, находящихся на различных ступенях общественного развития, что порождает разнообразные противоречия и проблемы, накладывает отпечаток на отношения между народами. Достаточно вспомнить войны рабовладельческого Рима, конкистадоров в Латинской Америке, формирование колониальной системы капитализма. Насколько простирается историческая память, всегда на Земле сосуществовали разные социальные системы. Сосуществование капитализма и социализма не является в этом смысле исключительным случаем. Важно только, чтобы это сосуществование было мирным и плодотворным.

Кроме природной среды в качестве фактора разнообразия выступает внешняя для данного общества историческая среда. Она оказывает весьма сильное влияние на характер и направленность исторических процессов. Ярким подтверждением этого может служить некапиталистическое развитие ранее отсталых народов, когда они, минуя целые формационные периоды, вступают на путь социалистического развития. Исторической средой, которая делает это возможным, является помощь и поддержка народов, уже идущих по пути социалистического развития.

Помимо внешней можно говорить и о внутренней исторической среде, охватывающей мощные факторы разнообразия, которые могут включать любое общественное явление, в том числе политического и идеологического плана, социальные и культурные взаимодействия, активность субъективного фактора. На одной и той же экономической основе могут развиваться весьма разнообразные культуры, надстроечные формы, способы жизнедеятельности. Необходимо учитывать также роль личности, ее исторической инициативы, ее влияния на ход событий.

Подводя итог, важно подчеркнуть, что объективная логика всемирной истории воспроизводит поступательное развитие человечества только в его наиболее общем виде, «очищенном» от многообразных особенностей конкретной истории отдельных народов, стран и даже целых регионов, в том числе и от случайного в глобальном масштабе стечения внутренних и внешних обстоятельств. Поэтому логика истории совпадает с реальным историческим процессом лишь в основном направлении, в преобладающих закономерностях и тенденциях, но расходится во множестве существенных деталей с конкретным ходом исторических событий. В истории имеют место всякого рода зигзаги, попятные движения, неравномерность в развитии как отдельных стран, так и различных сфер деятельности людей (экономики и политики, науки и техники, литературы и искусства, религии и т. д.). Как отмечал В. И. Ленин, «представлять себе всемирную историю идущей гладко и аккуратно вперед, без гигантских иногда скачков назад, недиалектично, ненаучно, теоретически неверно».

Взаимообусловленность различных структурных компонентов (производительных сил и производственных отношений, базиса и надстройки и т. п.) в логическом плане может и не совпадать с хронологической последовательностью событий в истории конкретных стран. «…При общей закономерности развития во всей всемирной истории,— подчеркивал Ленин,— нисколько не исключаются, а, напротив, предполагаются отдельные полосы развития, представляющие своеобразие либо формы, либо порядка этого развития». Так, согласно логике истории, развитие производительных сил определяет, а значит, и должно опережать развитие производственных отношений; в конкретной же истории отдельных стран технологические революции могут предшествовать, совпадать по времени и даже следовать за социальными революциями в производственных отношениях.

Периоды взлета духовной культуры (общественной мысли, литературы и искусства) весьма часто не совпадали по времени с периодами экономического подъема; нередко в развитии духовных сфер экономически более отсталые страны опережали по ряду показателей более передовые (например, в XIX веке Германия и Россия — Англию).

Последовательно сменявшие друг друга общественно-экономические формации являются необходимыми историческими ступенями поступательного развития для человечества в целом.

На это обращал внимание Ф. Энгельс, характеризуя значение рабовладельческой формации для всемирной истории: «Только рабство сделало возможным в более крупном масштабе разделение труда между земледелием и промышленностью и таким путем создало условия для расцвета культуры древнего мира — для греческой культуры… Без рабства не было бы и Римской империи. А без того фундамента, который был заложен Грецией и Римом, не было бы и современной Европы. Нам никогда не следовало бы забывать, что все наше экономическое, политическое и интеллектуальное развитие имеет своей предпосылкой такой строй, в котором рабство было в той же мере необходимо, в какой и общепризнано. В этом смысле мы вправе сказать: без античного рабства не было бы и современного социализма». Это положение Энгельса распространяется также и на феодализм, и на капитализм.

Однако те основные исторические ступени общественного прогресса, которые являются необходимыми для человечества в целом, отнюдь не обязательны для отдельно взятой страны, для каждого народа. Некоторые из них смогли в сложившихся конкретно-исторических условиях миновать полностью или частично одну из антагонистических формаций, например непосредственно перейти от первобытнообщинного строя к феодализму (древние германцы, славяне, тюрки и др.), а в современную эпоху для многих экономически отсталых стран открылась реальная возможность перейти к социализму, минуя капитализм в его развитых формах.

Вследствие неравномерности общественного развития отдельных стран и народов всемирная история в ее конкретном воплощении предстает не как хронологически последовательная смена формаций, одновременно происходящая на всем земном шаре, а как большие исторические периоды сосуществования нескольких формаций или исторических эпох, отличающихся своеобразием в решении различных социальных проблем поступательного развития человечества. Наряду с членением всемирной истории на такие ее основные вехи, как древняя история, средневековье и новое время, совпадающие с преобладанием на земном шаре соответственно рабовладельческой, феодальной и капиталистической формаций, выделение в их рамках различных исторических эпох имеет важное значение для научной периодизации общественного развития.

Смена исторических эпох определяется становлением и развитием общественно-экономических формаций, но не сводится к этому. Исторические эпохи могут охватывать переходные периоды от одной формации к другой, длительные фазы в их развитии, а также другие периоды времени, насыщенные важными для человечества процессами и событиями всемирно-исторического значения; эти эпохи могут примыкать друг к другу или накладываться одна на другую (например, эпоха великих географических откры­тий, эпоха Возрождения и эпоха Реформации при переходе от средних веков к новому времени или современная эпоха, совпадающая с эпохой научно-технической революции). Общественный прогресс как смена формаций дает ключ к научному пониманию всемирной истории лишь в единстве с конкретно-историческим подходом.

Мы рассмотрели проблему единства и многообразия истории в общем виде, обозначив ее принципиальное решение. Конкретно же наука и практика сталкиваются с этой проблемой постоянно, и не только применительно к истории в целом. Так, одной из ее модификаций является проблема соотношения общих законов и особенностей социалистического развития отдельных стран. Коммунистическое движение также представляет собой единство многообразия: единство в главном и разнообразие в особенном.

Вообще многообразие есть условие осуществления единства. Любое реальное единство представляет собой единство многообразия. Многообразие обеспечивает человеку необходимую для выживания способность к адаптации, позволяет обществу, человеческим общностям приспосабливаться к различным природным и историческим условиям и идти по пути прогресса.

Вместе с тем диалектика единства истории и ее многообразия отражает признание общей направленности исторического процесса и разнообразия путей развития всемирной истории, наличие возможностей исторического выбора, отказ от однолинейности, необходимость строгого учета конкретных исторических условий деятельности.

 417