Добро и зло

Проблема эта всегда стояла в центре религиозной философии. При всех несомненных ограниченностях ее решения религиозной философией в самой ее постановке, в постоянном внимании к нравственным ценностям и переживаниям человека заключен один из источников сохраняющегося и сегодня немалого влияния религиозных философских доктрин. Вместе с тем в постановке именно этой проблемы особенно отчетливо обнаруживаются противоречия, характерные для религиозной мысли. С одной стороны, из концепции добра и зла теология, религиозные философы извлекали важнейшие для своих учений, для религии в целом постулаты. А с другой стороны, существование зла издревле было камнем преткновения для религиозных учений. В наше время, когда бедствия и опасности превзошли все, что было до сих пор в истории, религиозные мыслители, и многие из них вполне искренне, стараются обновить концепцию добра и зла и тем самым укрепить исходные принципы религиозной философии.

Как понимают религиозные философы нашего века задачи философии в постановке и решении этических проблем, в частности такой важной и «вечной», как добро и зло? Какие изменения вносятся ими в традиционное религиозное понимание добра и зла? Надо учитывать, что в религиозной этике XX столетия имеется масса оттенков: католическая философия отличается от протестантской; существуют ортодоксальные решения и, напротив, подходы, критические в отношении христианской (католической, протестантской, православной) ортодоксии. Но при всех различиях подходов религиозных философов нашего времени к проблеме добра и зла, к пониманию этических проблем философии и ее нравственных задач в этих подходах есть общие черты.

История религиозной мысли накопила множество ответов на трудный для нее вопрос: если мир сотворен и управляем мудрым и благим богом, то как это согласуется с бедствиями и злом? Или: как «оправдать» бога, если существует зло? Со времен Лейбница часть теологии, посвященная таким вопросам и ответам на них, называлась «теодицеей» (от греч. theos — бог и dike — справедливость, право). Как обстоит дело с современными теодицеями? Как уже говорилось, повысившаяся в XX веке мера зла, человеческих страданий осложнила положение тех, кто в религиозной мысли наших дней взвалил на себя ношу новой теодицеи.

Традиционалисты-католики (вслед за Фомой Аквинским) продолжают повторять «классические» аргументы. Да, говорят они, в мире много зла — потому что много греха. На вопрос, почему же бог допускает рост зла, дается ответ: зло проистекает из того, как человек и человечество пользуются дарованной им (во благо) свободой. «Человечество в наши дни,— писал неотомист К. Тремонтан,— как и всегда, творит свое несчастье… Последнее является делом человеческой свободы». А кто даже на этом основании откажется от свободы и не возблагодарит за нее бога? Итак, не бог, а человек отвечает за зло, особенно за большое зло. Но, признавая это, все же надлежит — чтобы не отпала «необходимость» в боге — отнести его даже к злу. Бог «нужен», чтобы наказывать человека за зло и грехи, возникшие в результате злоупотребления свободой. Если снова спросят: а почему бог допускает человека и человечество так злоупотреблять свободой? — надлежит ответить: даже самые большие испытания — когда человек должен испить чашу самим себе причиненного страдания — посланы богом во имя человека, чтобы в конце концов повернуть его к добру.

Значит ли это, что с точки зрения религиозной философии стерты границы добра и зла, что с человека снимается ответственность за зло и страдания? Нет, не значит. В последние десятилетия и годы религиозная философия значительно активизировала борьбу за добрые начала человеческой сущности, за мир и выживание человечества. Особенно радикальных позиций придерживаются теологи и философы, которые остро ставят проблемы свободы и социальной справедливости — это относится, например, к очень популярному сегодня движению латиноамериканских религиозных мыслителей, получившему название «теология освобождения».

Религиозной философии наших дней принадлежит ряд инициатив в отстаивании общечеловеческих ценностей, в борьбе против ядерной опасности, почему марксисты разных стран (включая нашу страну) считают необходимым вести полезный для обеих сторон диалог по этим проблемам. Ибо сохранение дара жизни, цивилизации, планеты Земля — задача, которая не может быть решена без сотрудничества людей разных убеждений.

Философии человека, о которой шла речь в предыдущем изложении исследующей особую проблематику и имеющую специфический («гуманитарный») стиль, противостоит другая философская тенденция — философские учения, обращенные главным образом к проблемам знания, методологии и языка науки.

 572