Познание и нравственность

Смысл философствования не исчерпывается лишь познавательными задачами. Великие мыслители пронесли это убеждение античности через все последующие века. Ярким его выразителем явился тот же Кант. Без знаний, подчеркивал он, нельзя стать философом, но этого нельзя достичь и с помощью одних лишь знаний. Высоко ценя усилия теоретического разума, он без колебаний вынес на первый план практический разум — то, чему в конечном счете служит философия. Мыслитель подчеркивал активный, практический характер мировоззрения: «…мудрость… вообще-то больше состоит в образе действий, чем в знании…». Подлинный философ, на его взгляд,— это философ практический, наставник мудрости, воспитывающий учением и делом. Однако Кант в согласии с древнегреческими мыслителями вовсе не считает уместным предоставлять миропонимание, жизнепонимание стихии повседневного опыта, здравого человеческого рассудка, непросвещенного, наивного человеческого сознания и пр. Он убежден: для серьезного обоснования и закрепления мудрость нуждается в науке, к мудрости ведут «узкие ворота» науки, и философия всегда должна оставаться хранительницей науки.

Философия в самом высоком ее значении (Кант характеризовал его как всемирно-гражданское, мировое или даже космическое, имея в виду не реальные учения философов, а программу, к которой должна стремиться философская мысль) воплощает в себе, по Канту, идею совершенной мудрости. Она призвана указывать высшие цели человеческого разума, связанные с важнейшими ценностными ориентациями людей, прежде всего — с нравственными ценностями. В обосновании высших нравственных ценностей усматривается суть философствования. Любые цели, всякие знания, их применение философия призвана, по убеждению Канта, согласовывать с высшими нравственными целями человеческого разума. Без этого стержня все стремления, достижения людей обесцениваются, теряют смысл.

В чем же усматривались высшая цель, главный смысл философских исканий? Вернемся на момент к трем кантовским вопросам, отразившим основные способы человеческого отношения к миру. Продолжая дальше свои размышления о предназначении философии, немецкий мыслитель пришел к выводу, что, в сущности, все три вопроса можно было бы свести к четвертому: что есть человек? Он писал: «Если существует наука, действительно нужная человеку, то это та, которой я учу — а именно подобающим образом занять указанное человеку место в мире — и из которой можно научиться тому, каким надо быть, чтобы быть человеком».

Итак, самой высокой ценностью и высшей целью Кант провозгласил человека, человеческое счастье (благо, блаженство) и вместе с тем достоинство, высокий нравственный долг. Извечные надежды на счастье философ поставил в тесную связь с моральным правом на это, с тем, насколько человек сделал себя достойным счастья, заслужил его своим поведением. Понятие высших целей человеческого разума сфокусировано у Канта на человеке, нравственных идеалах, проникнуто гуманизмом. Вместе с тем в нем заключены строгие нравственные требования к человеку, выраженные в формулах высшего морального закона и его следствиях. По убеждению Канта, ориентация на человека и высшие нравственные ценности сообщает философии достоинство и внутреннюю ценность, а также придает ценность всем другим знаниям. Эти мысли глубоки, серьезны и во многом имеют непреходящее значение.

Таково понимание сути философии в учении И. Канта — одном из наиболее зрелых в домарксистской мысли. Но размышления о задачах философов на этом не завершились. Более того, время показало, что они вообще не могут быть полностью исчерпаны. Существенно продвинуться в понимании данной проблемы удалось К. Марксу.