Делимость атома и материи

Метафизические концепции материи становятся особенно опасными для науки при объяснении новых явлений, так как могут привести ее к кризисам. Примером такого кризиса была ситуация, возникшая в физике конца XIX — начала XX века. Это было время революции в естествознании, связанной с коренной ломкой прежних представлений о строении материи. Одним из важнейших было открытие делимости атома.

В естествознании долгое время (с XVII до конца XIX столетия) атомы считались пределом делимости материи, а ее неуничтожимость связывалась с сохранением массы атома. Здесь была своя логика: если атом неделим, то количество материи в нем всегда остается одним и тем же. В ньютоновской физике это количество характеризовалось особой физической величиной. Масса трактовалась как мера количества материи. В физике были и другие определения массы (например, масса как мера инерции и т. п.). Но истолкование массы как количества материи долгое время считалось основным, обеспечивающим построение научной картины мира. Неразрушимость атомов означала, что их количество в природе остается постоянным, хотя и бесконечно большим. Отсюда следовало, что их суммарная масса также сохраняется, что истолковывалось как сохранение материи.

Все эти идеи мешали найти правильное объяснение явлениям, свидетельствующим о делимости атома. В частности, явление радиоактивности, обнаруженное в 1896 году А. Беккерелем, шесть лет не получало непротиворечивого объяснения. Складывалась драматическая ситуация. Если уран и другие радиоактивные вещества постоянно излучают из своих недр энергию, то откуда она берется? Было установлено, что это излучение не может быть объяснено как выделение веществом ранее поглощенной энергии. Но если допустить, что атомы излучают энергию, не черпая ее ниоткуда, то нарушается закон сохранения энергии. Только в 1902 году Э. Резерфорд и Ф. Содди сумели разрешить этот парадокс. Они доказали, что радиоактивность представляет собой результат спонтанного распада атомов и превращения химических элементов. Чтобы выдвинуть гипотезу делимости атома, Резерфорду и Содди необходимо было отбросить метафизические концепции материи, отождествлявшие неразрушимость атомов с сохранением материи. Имеются свидетельства, что еще в студенческие годы Э. Резерфорд развивал идею, согласно которой все объекты природы необходимо рассматривать как результат эволюции. Если с этих позиций подойти к представлениям об атоме, то его следовало рассматривать не как изначально данный, неизменный «первокирпичик» мира, а как возникший из других объектов.

Эта философская гипотеза была предпосылкой открытия делимости атома. Она явилась итогом новых подходов к пониманию материи, опирающихся на прогрессивные научные идеи и их диалектическое обобщение. Резерфорд в своих рассуждениях в каких-то чертах повторил тот путь, который уже был проделан предшествующей историей философской мысли: в развитии диалектико-материалистических взглядов на материю существенную роль сыграло осмысление великих открытий естествознания XIX века, среди которых важное место занимала и теория Ч. Дарвина.

Преодоление метафизических взглядов на материю было условием не только открытия делимости атома, но и последующей правильной интерпретации этого открытия. В эпоху революции в естествознании конца XIX — начала XX века возникли серьезные трудности, связанные с оценкой и включением принципа структурности и делимости атома в научную картину мира. (Господствовавшее в среде физиков того времени отождествление неуничтожимости материи с неразрушимостью атомов привело к  истолкованию делимости атома как исчезновения материи.

Анализируя возникшую ситуацию, В. И. Ленин показал, что кризис в физике, связанный с появлением идеалистической интерпретации ее открытий, был вызван не самими этими открытиями, а метафизическими взглядами на материю. Противопоставляя этим взглядам диалектико-материалистическое определение материи, Ленин подчеркивал, что содержащаяся в нем идея неисчерпаемости материи позволяет справиться с возникшими трудностями.

Делимость атома с этих позиций означала не уничтожение материи, а расширение горизонта наших знаний о материи и открытие ее новых видов. В. И. Ленин предостерегал от повторения прошлых ошибок при философском осмыслении новых видов материи. Были попытки объявить последними «первокирпичиками» мироздания вместо атомов электроны. В этой связи Ленин отмечал, что электрон так же неисчерпаем, как и атом. Данное положение во многом предвосхищало общие тенденции развития будущей физики элементарных частиц, обнаружившей сложность, структурность и взаимопревращаемость этих фундаментальных физических объектов. Крупные ученые (М. Борн и др.) отметили значение ленинской идеи.

Диалектико-материалистическое понимание материи имеет важное значение не только для естествознания, но и для общественных наук. Оно является предпосылкой для последовательной разработки материалистического понимания истории, позволяет рассмотреть общественную жизнь как функционирование и развитие сложной материальной системы — человеческого общества, которая включает в качестве своего неотъемлемого аспекта духовные процессы. Включенность сознания в ткань истории общества не противоречит рассмотрению самого общества как целостного материального объекта. Сознание может существовать только в рамках этого объекта. Оно возникает как продукт эволюции материи в неразрывной связи со становлением практики и общественных отношений. Рассматривая сознание как особую реальность, диалектический материализм выделяет один из аспектов, одну из сторон жизнедеятельности человека как общественного существа. Этот аспект можно превратить в самостоятельный предмет изучения, но отсюда не следует, что сознание в реальности существует как отделенный от материи особый предмет.

Философия анализирует отношение сознания к материи, и такое рассмотрение является содержанием основного вопроса философии. Но за рамками постановки и решения этого вопроса противопоставление материи и сознания теряет свой смысл. Их противоположность относительна, поскольку сознание является свойством высокоорганизованной материи и не существует вне и независимо от определенного уровня материальной организации (для существования сознания необходимо существование человека и его мозга, а также общественной жизни людей). Поэтому Ленин, подчеркивая относительность противоположности материи и сознания, отмечал, что в мире «нет ничего, кроме движущейся материи».

Определение материи через признак «быть объективной реальностью, существовать вне нашего сознания», еще не дает явного знания о том, как структурирована материя. Однако неявно уже предполагает, что материя неисчерпаема, существует в бесконечном числе видов и свойств, а значит, обладает определенной, пусть очень сложной структурой. Конкретное представление о том, какова именно эта структура, каково строение материи, складывается в процессе познания и практики.

 521