Исходное отношение человека к миру

В предшествующем изложении было обосновано марксистское понимание человека и раскрыты причины, которые побудили К. Маркса отвергнуть взгляды старого материализма, включая и антропологизм Л. Фейербаха. Согласно этим взглядам, отношение человека к миру, в сущности, представлялось как способность «созерцать» окружающий мир в сознании, пассивно испытывать его воздействие. Именно в этом Маркс усматривал коренной недостаток старого материализма, характеризуя его как созерцательный материализм.

Для обыденного миропонимания позиция пассивного созерцания представляется вполне естественной, исходной, а активность, деятельность с этой точки зрения выступает как нечто вторичное. Идея же Маркса (которая, кстати сказать, в тех или иных формах поддерживается сегодня большинством философских направлений) заключается в том, что сама позиция пассивного созерцания должна быть объяснена и понята как частный момент отношения человека к миру, как особый тип этого отношения, реализующийся лишь в определенных ситуациях человеческого существования. Возможность такой позиции в ходе исторического развития появляется лишь тогда, когда происходит разделение физического и умственного труда, причем последний понимается как нечто более достойное, отвечающее подлинной сущности человека.

Как подчеркивает К. Маркс, исходным отношением человека к миру вовсе не является пассивное восприятие, испытание воздействий внешнего мира и переживание их в сознании: «…люди никоим образом не начинают с того, что «стоят в этом теоретическом отношении к предметам внешнего мира»… Они начинают с того, чтобы… не «стоять» в каком-нибудь отношении, а активно действовать…»

Человек взаимодействует с окружающей действительностью на основе тех возможностей активного преобразования окружающей его среды, которые он приобретает в процессе своего развития как общественного существа в системе материальной и духовной культуры. Не будучи в состоянии выявить эти социально-культурные корни активности человека, домарксов материализм был не способен объяснить явления общественной жизни человека, его духовной жизни и культурного творчества. Сталкиваясь с проявлениями активного отношения человека к действительности, старый материализм либо давал им явно несостоятельные вульгарно-материалистические объяснения, либо, по существу, отказывался от своей исходной материалистической позиции и переходил на позиции дуализма в понимании человека, разрывая его природное и духовно-культурное начало и давая последнему идеалистическое истолкование.

Натурализм и созерцательность старого материализма являются его слабым местом в полемике с идеализмом, который как раз и подчеркивал активный характер отношения человека к действительности. Идеализм в лице немецкой классической философии выступил против понимания человека просто как природного тела, пассивно, «созерцательно» отвечающего состояниями сознания на воздействия внешнего природного мира. Однако, подчеркивая активное, деятельное начало человека, идеализм усматривал существо этой активности в свойствах духа, который принципиально противостоит природе. Дух при этом понимался как внутренняя активность, спонтанность человеческой деятельности, как способность, определяющая свободу человека.

Таким образом, в домарксовой философии сложилось два альтернативных подхода к пониманию сущности человека и его отношения к миру: признание органической включенности человека в материальный мир исключало его понимание как деятельного, активного существа. Там же, где эта деятельная сущность человека признавалась и подчеркивалась, она отрывалась от материального мира и рассматривалась как выражение сверхматериального духовного начала. Эта альтернатива была преодолена марксизмом. Принципиальное решение этой проблемы было дано Марксом уже в «Тезисах о Фейербахе» в 1845 году. «Главный недостаток всего предшествующего материализма — включая и фейербаховский — заключается в том, что предмет, действительность, чувственность берется только в форме объекта, или в форме созерцания, а не как человеческая чувственная деятельность, практика, не субъективно. Отсюда и произошло, что деятельная сторона, в противоположность материализму, развивалась идеализмом, но только абстрактно, так как идеализм, конечно, не знает действительной, чувственной деятельности как таковой».

Продолжая материалистическую традицию, Маркс подчеркивал, что человек включен в материальный мир, что всякая жизнедеятельность человека в конечном счете основана на обмене веществом и энергией с природой.

Основное отличие человека от других природных тел состоит не в том, что он способен отражать в процессе созерцания материальный мир. Сама эта способность обусловлена исходной, определяющей характеристикой человека, которая заключается в том, что он, практически воздействуя на реальный материальный мир, активно перестраивает, переделывает его. Таким образом, в отличие от всех предшествующих философских систем, как материалистических, так и идеалистических, марксизм видит основу специфического отношения человека к миру в практической деятельности, направленной на преобразование материального мира, как природного, так и социального, который противостоит человеку.

Это преобразование внешнего мира предполагает, конечно, способность сознания, активную работу духа. Сознание действительно является специфическим признаком человека, но его происхождение и сущность можно правильно понять только в системе практически-преобразовательного отношения человека к миру. Сознание возникает, функционирует и развивается как необходимое условие этого практически-преобразовательного отношения.

В процессе преобразования мира человек создает новую реальность — мир материальной и духовной культуры, новые условия существования, которые не даны ему природой в готовом виде. Создавая эту новую реальность, человек развивает и совершенствует самого себя, свои творческие способности. Таким образом, именно реальное преобразование материального мира является основой всех других проявлений творчески активного начала, которое идеализм усматривал в особой, оторванной от материального мира, духовной сущности человека. Маркс указывал, что человек является «предметным существом», которое действует «предметным образом»: «Оно только потому творит или полагает предметы, что само оно полагается предметами и что оно с самого начала есть природа».

Как и любое живое существо, человек вписан в окружающую среду, но способ включения человека в эту окружающую среду носит принципиально иной характер, чем отношение животных к окружающей среде. Этот способ включения человека в окружающий его природный и социальный мир путем активного преобразования объективно существующих предметов и явлений внешнего мира и определяется как практика.

Категория практики занимает особое, ключевое положение в системе основных понятий марксистско-ленинской философии. Именно с ее помощью выявляются место человека в структуре бытия, его взаимосвязи с неживой и живой природой, с социальной действительностью, его включенность в систему материальной и духовной культуры, раскрывается сущность сознания человека, его духовной и душевной жизни. Категория практики задает исходные ориентиры целостного представления о человеке во всем многообразии его взаимосвязей с окружающим миром.