Идеология

Идеология — сложное духовное образование, включающее в себя определенную теоретическую основу, вытекающие из нее программы действий и механизмы распространения идеологических установок в массах. В отличие от общественной психологии идеология не возникает из повседневной деятельности людей, а создается идеологами, социальными мыслителями, политиками. Хотя идеологические концепции являются духовным выражением определенных социальных интересов, их создатели-идеологи не всегда это осознают и совсем не обязательно принадлежат к тому классу (социальной группе), интересы которого выражают.

Идеологами, идейными выразителями определенных классовых интересов они становятся благодаря тому, что теоретическим путем приходят к тем же задачам и решениям, к которым класс приходит практически. Или можно сказать иначе: мыслитель, идеолог теоретически выражает то, к чему класс приходит практически. В идеологии классы осознают себя, свое место в обществе, свое отношение к другим классам и руководствуются ею в своей борьбе и созидательной деятельности.

Следует различать идеологию прогрессивную и консервативную, реакционную, идеологию научную, относительно истинную, и ненаучную, иллюзорную. Характер идеологии, ее роль в обществе зависят от того, чьим социальным интересам она соответствует, как соотносится она с объективными потребностями обществен­ного развития. Так, в современном капиталистическом обществе представлен широкий спектр различных типов буржуазной идеологии, начиная с крайне реакционных (неофашизм, расизм), неоконсервативных и буржуазно-либеральных и кончая левым экстремизмом, который под флагом антикапиталистической революционности утверждает право и методы индивидуального террора, что на деле наносит ущерб прогрессивным движениям и нередко приводит к фактическому смыканию «левого» и правого экстремизма. Марксистско-ленинская идеология последовательно отражает глубинные интересы рабочего класса и широких слоев трудящихся.

Конечно, вряд ли когда-либо существовала идеология, которая абсолютно искажает действительность. Однако реакционным социальным группам и движениям свойственно для укрепления своего положения в обществе выдавать свои особенные, подчас корыстные интересы за всеобщие. Осуществляя такую подмену, идеолог сознательно или бессознательно становится на путь искажения реальности, формирования идеологических иллюзий. Но как раз именно эта иллюзорная идеология и представляет собой адекватное выражение данных классовых интересов.

Идеологические иллюзии могут вызываться не только потребностями подмены особенного всеобщим, а и неразвитостью самой действительности, недостаточной зрелостью условий для освобождения трудящихся. Этим, например, вызвано появление определенного типа социальных утопий. Идеология великих утопистов, например, характеризовалась в «Коммунистическом Манифесте» как фантастический порыв пролетариата к будущим преобразованиям. Поэтому неправильно отождествлять иллюзорную идеологию с реакционной. Идеологические иллюзии могут носить и исторически прогрессивный характер.

Но в любом случае идеологические иллюзии нельзя считать простыми заблуждениями в поисках истины, ибо развитие идеологии подчиняется иным закономерностям, чем развитие науки. Иллюзорная идеология, несмотря на свою иллюзорность, если она отвечает тем или иным социальным интересам, оказывает влияние на деятельность людей, становится фактором исторического развития. Так, идеология французских просветителей XVIII века, хотя она и идеализировала рождающееся буржуазное общество, была прогрессивной. В период Великой французской революции она сыграла огромную роль в сплочении третьего сословия, выступившего против феодализма и абсолютизма.

Подлинным интересам рабочего класса, социализма соответствует и научная идеология. И это естественно, поскольку интересы революционного рабочего класса адекватно можно выразить только на основе научного познания закономерностей и потребностей общественного развития, хотя в жизни нередки и отклонения от этого принципа.

Еще и сегодня многие утверждают, что научная идеология невозможна, поскольку наука и идеология несовместимы. Идеология стремится к утверждению своей социальной основы, наука же всегда критична; идеология ориентирована на стабильность своих принципов и на единство своих сторонников, наука — на изменение и конкуренцию различных исследовательских программ, на творчество и поиск нового. Идеология пресекает всякие отступления от своих положений, видя в них отказ от определенных социальных позиций. У науки один высший властитель — истина, один высший критерий — практика. Можно ли соединить эти противоположные требования друг с другом?

В. И. Ленин дал ответ на этот вопрос. Марксизм есть общественная наука, поставленная на службу трудящимся, интересам их освобождения от гнета и эксплуатации. Поскольку он является теорией — это наука, но, будучи одновременно руководством к действиям масс, реализуясь в программах их деятельности, эта наука выступает как идеология. Научный характер марксистской идеологии является источником ее силы и влияния. «Учение Маркса,— утверждал Ленин,— всесильно, потому что оно верно».

Вместе с тем, приобретая качества идеологии, общественная наука не просто подчиняется требованиям идеологического сознания, а трансформирует эти требования в нормы партийности и социальной ответственности науки перед обществом, перед классом, выразителем интересов которого является. Поэтому в марксизме диалектически сочетаются требования научности и идеологичности, делающие возможным функционирование научной идеологии. Но научность марксистской идеологии не есть нечто автоматически поддерживаемое, раз и навсегда данное.

Чтобы оставаться научной идеологией, марксизм должен творчески осмысливать новые явления изменяющейся действительности и развиваться сам. Если этого не происходит и наука отрывается от действительности или новые явления обобщаются ею неправильно, то нарушается необходимое единство науки и идеологии. Поэтому за научность марксистской идеологии необходимо бороться, ее нужно отстаивать, опираясь на теоретические исследования, осуществляемые в тесном единстве с общественной практикой. Именно такой позиции по отношению к марксизму всегда придерживался В. И. Ленин.

Отступление от ленинизма на практике и деформации социализма, вызванные политическими акциями Сталина и его окружения, не могли не сказаться на идеологии. Начало распространяться несовместимое с марксизмом обожествление «вождя народов»; мощная система пропаганды использовалась, чтобы убедить массы в его «непогрешимости», восславить и вознести его надо всеми. Так формировалась, по существу, религиозная идеология «культа личности», в которой, конечно, уже не было ни грама научности. Да и сам Сталин, по сути дела, полностью отошел от марксистской идеологии, ибо в его безудержном стремлении к абсолютной власти, в неразборчивости в средствах ее достижения, в дикой жестокости и бессовестном лицемерии, не только в благосклонном принятии, но и подогревании доходящего до абсурда прославления собственной личности нет ничего, кроме фразеологии, связанного с принципами марксизма.

Но научный характер марксистско-ленинской идеологии подрывался еще и с другой стороны. Сталин опирался на командно-административную систему и в известной мере сам был ее продуктом. А система эта, по природе своей бюрократическая, нуждалась не в науке, а в апологетике. И эта система имела достаточно средств, чтобы адаптировать идеологию к своим потребностям, то есть использовать ее для идеологического обоснования и оправдания задним числом предпринимаемых действий, проводимой политики. В результате социалистическая идеология, вместо того чтобы адекватно отражать действительность, ее проблемы, противоречия, потребности, чтобы выполнять функции подлинно научной идеологии, постепенно начала сеять иллюзии об этой действительности, скрывать ее проблемы и противоречия. Научный элемент вытравлялся из господствующей официальной идеологии, и она все больше обретала черты мифологии, светской религии, призванной соответствующим образом настроить сознание людей, сделать их послушными и ни в чем не сомневающимися исполнителями воли вождя и его руководящих указаний.

Извращения марксистско-ленинской научной идеологии, связанные с культом личности Сталина, явились горьким уроком, а преодоление этих извращений — трудным и длительным процессом, который к тому же был сильно заторможен в период застоя.

Только смело взятый в апреле 1985 года курс Коммунистической партии на преодоление деформаций социализма и ошибок прошлого, провозглашение принципов перестройки, радикальных экономических и политических реформ знаменовали собой возвращение научной идеологии ее подлинных функций в развитии социализма, позволили раскрыть новые грани научного, творческого потенциала марксизма-ленинизма.

Это проявилось и в новых подходах к оценке места социализма в мире, и в утверждении нового политического мышления. Конечно, принципиальные различия между социалистической и буржуазной идеологией сохраняются. Но односторонний акцент на идеологическую борьбу в предшествующие десятилетия, провозглашение, что она непрерывно обостряется, ставили социализм в положение изоляции от остального мира и, в конечном счете, отрицательно сказывались на развитии социалистического общества. Сама жизнь подсказывает, что мирное сосуществование двух социально-экономических систем может стать действительно прочным и устойчивым, если экономические и культурные отношения между ними будут развиваться и обоюдно будет осознан тот факт, что современный мир становится все более взаимозависимым и целостным, что ему присущи не только различия и противоречия, но и важные общие проблемы, которые можно и нужно решать совместными усилиями.

Это прежде всего вопрос о предотвращении ядерной войны, экологические, продовольственные, энергетические проблемы, искоренение опасных болезней и т. д. В современном мире недопустимо переносить идеологические разногласия в сферу политических отношений между государствами различных социальных систем. Ныне речь должна идти о деидеологизации межгосударственных отношений, их гуманизации в интересах выживания человеческой цивилизации. Идеология — это острое оружие, и им надо пользоваться умело.

Социалистическая идеология отражает особенности нашего строя, характеризует его качественное своеобразие. Она носит гуманистический и демократический характер, выше всего ставит интересы человека, его развития. На основе признания приоритета общечеловеческих ценностей оказывается не просто возможным, но и необходимым взаимодействие и сотрудничество с людьми, придерживающимися другой идеологии, при этом не отказываясь от своей, не отступая от ее основных принципов.

 1,296