Типы общественного прогресса

Изложение вопроса о критериях общественного прогресса было бы неполным без характеристики типов прогрессивного развития, обусловленных характером его противоречий. В зависимости от того, носят ли присущие ему противоречия антагонистический характер или являются неантагонистическими, марксистская теория выделяет и два типа общественного прогресса: антагонистический и неантагонистический, хотя грани между ними бывают условными.

Разграничение этих типов противоречий основывается на известном положении Ленина, что антагонизм и противоречие — не одно и то же. В эксплуататорском обществе противоречия проявляются в форме антагонизмов, то есть в борьбе классов, социальном и национальном гнете, насилии, войнах и т. д., и разрешаются в интересах какой-то части общества. Отсутствие социальных антагонизмов означает лишь то, что противоречия данного общества, какую бы степень остроты они ни приобретали, могут быть разрешены в интересах всего общества, всех социальных групп. Условия для такой формы развития и разрешения противоречий в принципе создаются при социализме.

Основой антагонистичности прогресса является частная собственность на средства производства в различных ее формах, обусловленное ею присвоение прибавочного труда и создаваемого им продукта эксплуататорским меньшинством общества. Такой прогресс характерен для классово-антагонистического общества и приобретает специфический облик в различных формациях этого типа. Поэтому к анализу общественного прогресса, повторим это еще раз, следует подходить конкретно-исторически, помня, что в реальной действительности имеет место не «прогресс вообще», а развитие данной конкретной общественной формации, например феодальной или буржуазной.

Еще на заре существования буржуазной цивилизации социалисты-утописты подвергли ее критике, показав, что богатство и бедность, просвещенность и невежество, созидание и разрушение в ней взаимно обусловливают друг друга. К. Маркс сравнивал капиталистический прогресс с языческим идолом, «который не желал пить нектар иначе, как из черепов убитых». Это емкий образ антагонистического типа прогресса как чуждого всякому милосердию, всякой человечности чудовища. Он означает, что прогресс отнюдь не является чем-то светлым, одинаково привлекательным для всех. Напротив, он жесток, ибо прогресс одной части общества происходит во многом за счет эксплуатации, угнетения и подавления другой его части, продвижение в одних областях — за счет потерь в других. «Нектар» достижений прогресса неотделим от функционирования этого механизма эксплуатации. Человечество дорого платит за свой прогресс, и последующее развитие капитализма показало это со всей очевидностью, породив мировые войны, фашизм, ядерную и экологическую угрозы и т. д.

Но исследование капитализма подвело К. Маркса к выводу, что это общество представляет собой последнюю формацию, развивающуюся в формах социальных антагонизмов, а с возникновением социализма создаются условия для такого типа развития, когда движение вперед будет основываться не на эксплуатации, а на развертывании инициативы и сотрудничества, на соединении усилий всех социальных групп, будет осуществляться во благо всего общества, а не за счет одних и в пользу других. Это принципиальное изменение и определяет переход к новому — неантагонистическому типу общественного прогресса.

История, однако, показала, что переход к новому типу прогресса на социалистической фазе новой формации происходит не сразу, а постепенно. При этом утверждение основ неантагонистического прогресса не исключает рецидивов старого. Прогресс социалистического общества не представляет собой победного шествия без отступлений и зигзагов, ибо оно может двигаться вперед, лишь опираясь на свой собственный и позитивный и негативный опыт. А история преподнесла, как известно, достаточно горькие уроки. Социализм также заплатил высокую цену за прогресс. Первопроходцам социализма — народам России, не относящейся к числу высокоразвитых капиталистических стран, надо было выбиваться из отсталости.

Сложность этого процесса усугублялась тем, что после социалистической революции страна жила в капиталистическом окружении, навязавшем ей две войны и державшем ее под постоянной угрозой агрессии. Чтобы двигаться вперед, потребовалось величайшее напряжение всех сил народа, которому приходилось во многом себе отказывать. Эти объективные трудности были умножены отходом от ленинской концепции социализма, сталинским субъективизмом и произволом, доходящими до геноцида, массовыми репрессиями, которым нет ни морального, ни исторического оправдания, а также извращениями и деформациями социализма, допускавшимися в длительный период безвременья и застоя, сопровождавшимися отставанием и задержкой развития во многих сферах.

Таким образом, реальный процесс становления нового типа общественного прогресса оказался гораздо более трудным и длительным, чем это первоначально представлялось многим борцам за социализм. И все-таки, несмотря на потрясения, связанные с культом личности и застойным периодом, через все эти противоречия прогресс драматически пробивал себе путь. Советский Союз стал великой мировой державой, мировая социалистическая система утвердилась прочно и основательно. Осуществление курса КПСС на очищение и обновление социализма позволит в полной мере выявить заложенные в нем потенции и использовать их в интересах социально-экономического и духовного прогресса советского общества.

Неантагонистический тип общественного прогресса — это более высокий и более сложный по сравнению со стихийным тип развития, требующий от общества постоянных и сознательных усилий. Смысл сознательно осуществляющегося развития не в том, как у нас часто представляли, что все процессы в обществе управляются и направляются из одного и единственного центра. Это — бюрократически-административное понимание сознательности, которое может завести общество в тупик, ибо невозможно планомерно распоряжаться всеми происходящими в обществе процессами из единого центра, не ограничивая инициативу масс, не подавляя предприимчивость человека.

В условиях командной системы управления идея сознательного творчества истории была сильно упрощена и во многом извращена, ибо доминировали административно-бюрократические методы, а инициатива и творчество масс, не санкционированные «сверху», рассматривались как проявления стихийности. Но без инициативы масс, их самоуправления никакое сознательное творчество невозможно. Для сознательного развития важно, чтобы происходящие в обществе процессы самоорганизации не противостояли стратегии прогресса, а способствовали ее реализации. Вопрос о прогрессе как результате сознательной деятельности людей, о соотношении сознательности и стихийности при социализме еще требует теоретической разработки.

На современном этапе стратегия прогресса в нашей стране выражена выработанной КПСС концепцией революционной перестройки. Ее реализация сталкивается с серьезными трудностями, с сопротивлением консервативных антиперестроечных сил, с массой противоречий, которым экономическая реформа, гласность и демократия дали возможность выявиться, выйти наружу и разрешение которых придаст социализму современные формы, явится вкладом в становление нового типа общественного прогресса.

И К. Маркс, и В. И. Ленин предвидели и предупреждали, что пролетарской революции придется неоднократно переделывать начатое, критически анализируя пройденный путь. В этом смысле исторически вполне обосновано преобразование командно-приказной системы, которая поставила страну перед лицом кризиса, обнаружила свою несостоятельность в решении задач интенсификации экономики и повышения качества производства, ослабила стимулы к труду и породила опасную для социализма социальную апатию в народе. Возникла настоятельная необходимость качественно изменить экономические и политические структуры социализма и тем самым обновить его, поднять на новый уровень, сделать его облик демократическим и гуманным.

Именно таким видели социализм основоположники марксизма-ленинизма, считая его обществом, где развитие самого человека может и должно непосредственно стать главным критерием общественного прогресса, где потребностям развития личности подчинены все сферы общественной жизни, и прежде всего экономические и политические структуры.

От всего этого зависит, насколько каждый труженик чувствует себя субъектом собственности или, напротив, отчужденным от нее. Иначе говоря, является ли общественная собственность для него реально и его собственностью, или она предстает как «казенная», ничейная, для него безразличная. Ибо, как показывает опыт, и при социализме общественная собственность как общее достояние может отчуждаться от народа. Поэтому нахождение оптимальных форм ее реализации имеет определяющее значение для прогрессивного развития социалистического общества.

Позитивная программа перестройки включает в себя определение основных особенностей новой модели социализма, в которой органично сочетаются эффективно действующие экономические механизмы и черты реального гуманизма, социальная справедливость и национальное равенство, демократизация общественной жизни, самоуправление, гласность и четкая организация дела, производства, утверждение прав и свободы личности, защита ее достоинства и разнообразные проявления творческой активности масс во всех сферах общественной жизни, повышение общего уровня нравственности и культуры, умножение ее ценностей и бережное отношение к природе, утверждение принципов мирного сосуществования и делового сотрудничества и построение безопасного мира.

Достижение этого нового состояния нашим обществом имеет и большое международное значение, ибо общество становится открытым, демократичным, устанавливаются отношения доверия и сотрудничества между государствами.

Уже сейчас видно, насколько сложным и отнюдь не прямолинейным является путь социалистического развития, какие серьезные и подчас неожиданные, непредвиденные трудности встречаются на этом пути, насколько иллюзорны и наивны представления о скором наступлении полного коммунизма. Разница между первой и высшей фазами коммунизма, как и предвидел В. И. Ленин, будет громадной, но идея коммунизма вселяет оптимистическую уверенность в лучшее будущее человечества, в его способность создать на разумных основаниях подлинно свободное общество, в котором каждый человек обретет достойные его условия существования и развития.

 488