Материалистический подход к единству истории

Материалистическое понимание истории включает в себя признание единства всемирной истории. Более того, идея единства для него органична, и именно в его рамках она получает последовательно научное теоретическое обоснование и объяснение. Истоки такого единства следует искать в характере антропосоциогенеза. Современная наука доказала, что труд как орудийная деятельность, формирующиеся в процессе труда общественные связи и отношения, а также язык явились теми силами, которые превратили обезьяноподобное существо в человека.

Формирование физического облика современного человека, его сознания и общественных отношений представляет собой единый процесс. С самого начала человек представляет собой общественное существо, и присущие людям различия физического характера (расовые и т. д.) не имеют существенного значения, важно главное — их способность к труду, к мышлению, к общению. Именно эти качества относятся к характеристике родовой сущности человека.

Единство истории закладывается в самой реальной жизни, в способе ее материального обеспечения с помощью трудовой деятельности и используемых ею материальных средств труда. Как бы ни отличались друг от друга племена, народности, нации, целые регионы по своим нравам, обычаям, средствам и способам трудовой деятельности, сам труд и то, что с ним связано — средства труда, сознание, язык, общение,— присутствуют всюду, где есть человеческие общности.

Труд по отношению ко всей прошлой и нынешней истории человечества есть «вечное естественное условие человеческой жизни, и потому он… одинаково общ всем ее общественным формам». Отрицать это невозможно. Представители различных идеалистических философских систем не придают этому факту того основополагающего значения, которое ему придал исторический материализм. Но это уже вопрос методологической позиции. Наука же, в том числе общественная, призвана руководствоваться фактами. И в данном случае исторический материализм исходит из установленного общественной наукой положения, и его заслуга лишь в том, что он сделал из этого положения необходимые теоретические заключения и последовательно их развил.

Так в марксистской философии единство истории получает материалистическое объяснение. Материальная основа исторического процесса есть одновременно и основа его единства. Последнее обеспечивается и определяется материальным производством общественной жизни. Отсюда вытекает следующий вывод принципиального характера: материальное производство в своем развитии подчиняется действию общих законов, которые являются одним из основных показателей единства человеческой истории, а не общей схемой, по которой развиваются отдельные культуры и цивилизации, как это было у Шпенглера и Тойнби.

Действительно, если различные культуры и цивилизации развиваются как самостоятельные и внутренне замкнутые образования, то никаких общих законов, исторических закономерностей быть не может. И наоборот: внутреннее единство истории и существование общих для нее закономерностей взаимно предполагают друг друга. Эти всеобщие законы и являются предметом изучения исторического материализма.

 139