Машинное производство

Переход от простых ремесленных орудий ручного труда к машине явился второй великой революцией в производительных силах общества. Существо ее состоит в замене действия простого орудия, приводимого в движение силой человека или животного (реже — воды или ветра), действием машины, приводимой в движение специальным энергетическим устройством, в качестве которого первоначально выступала паровая машина.

Анализируя этот процесс, К. Маркс отмечал, что простое орудие заменяет трехзвенная система, состоящая из рабочей машины, двигателя и передаточного механизма. А это означает, что часть своих функций человек передает машине. Но все-таки производственные процессы при этом не полностью обособились от людей. Более того, последние включаются в процесс машинного производства как его необходимый элемент, но не самостоятельный, а подчиненный действию машины и ритму машинного производства. Человек, по выражению Маркса, становится придатком машины.

С появлением машин в производство все основательнее втягивается наука. Любые средства труда являются материализацией человеческих знаний и способностей. Но пока это были средства ручного труда, в них материализовались преимущественно эмпирические знания, которые накапливались в непосредственной практике, в процессах трудовой деятельности. Когда же орудием производства становится машина, на первый план выступает научное знание. В машине, подчеркивал Маркс, средство труда принимает такую материальную форму, которая требует сознательного применения естествознания.

Наука, которая всегда была «духовной потенцией производства», приобретает способность постепенно превращаться в непосредственную производительную силу.

Машинное производство и применение к нему науки создают способный к непрерывному развитию, совершенствованию и в принципе не имеющий пределов роста революционный технический базис.

Социально-экономической формой становления и развития машинного производства, соответствующей порождаемым им производительным силам, первоначально являются производственные отношения, основанные на эксплуатации собственником средств труда — капиталистом — свободного наемного рабочего. Для приведения в действие новых мощных средств труда уже не требуется использования различных форм прямого насильственного принуждения работника к труду.

Но чтобы организовать машинное производство, необходима концентрация больших материальных средств на одном полюсе и наличие свободных рабочих рук — на другом. Поэтому капиталистическому способу производства предшествовал период так называемого первоначального накопления капитала, историческое назначение которого сводится к отделению непосредственного производителя от средств производства и образованию полюсов богатства и нищеты. Впервые и в классической форме этот процесс происходил в Англии в XVI—XVII веках, и состоял он в том, что помещики сгоняли крестьян-арендаторов с земли, лишая их тем самым средств к существованию, обрекая на голод и нищету, бродяжничество.

Но, освобождаясь от земли, крестьяне освобождались и от всякой зависимости от помещиков, становились свободными: эту свободу они получали вместе со свободой от всяких средств к существованию. У них ничего не оставалось, кроме свободных рабочих рук — собственной рабочей силы. Собственник рабочей силы мог соединиться со средствами производства, лишь продав ее собственнику средств производства, владельцу капитала.

Как показал К. Маркс, рабочая сила обладает «таинственной» способностью создавать прибавочную стоимость, которую и использовал собственник средств производства. Реализуя произведенный товар, собственник денежного богатства получал больше, чем первоначально вкладывал в организацию производства, и эту прибыль он снова пускал в оборот, увеличивая масштабы своего «дела».

Так начала разворачиваться машина капиталистического производства, втягиваясь в которую нищий собственник своей рабочей силы превращался в наемного работника — в пролетария, денежное богатство становилось капиталом, а его собственник — капиталистом. Рост капитала и обогащение капиталиста осуществлялись за счет присвоения им прибавочной стоимости, создаваемой пролетарием, иными словами, за счет эксплуатации. Именно такие производственные отношения соответствовали производительным силам, основанным на техническом базисе машинного производства.

Эти отношения ставят и рабочего, и капиталиста в положение, принуждающее их действовать вполне определенным образом под давлением уже не внеэкономического, а чисто экономического принуждения. Пролетария никто не заставляет продавать свою рабочую силу капиталисту. Но он вынужден это делать, чтобы не умереть с голоду. Капиталиста же ставят перед необходимостью рационализировать производство, увеличивать производительность труда, вводить новые машины и т. п. жесткие законы конкурентной борьбы, давление рыночной стихии, стремление к увеличению прибыли.

Эксплуатация наемного труда и погоня за прибылью — источник обогащения и движущий мотив деятельности буржуазии. Капитал — не просто сумма денег, это совокупность производственных отношений, экономическая форма развития производительных сил. Несомненно, буржуазия «сыграла в истории чрезвычайно революционную роль». Промышленная революция позволила буржуазии уже за первое неполное столетие ее классового господства создать «более многочисленные и более грандиозные производительные силы, чем все предшествовавшие поколения, вместе взятые». Тем самым под цивилизацию была подведена качественно новая материально-техническая база, необычайно  расширившая  возможности  человеческой  деятельности.

 139