Эмпирическое многообразие конкретной истории

Эмпирическое многообразие конкретной истории — факт наблюдаемый и очевидный. История человечества — это история множества народов и государств, стран и регионов, культур и цивилизаций, история различных эпох и их смены, история борьбы различных классов и государств, войн и революций, короче — наполненная массой уникальных событий жизнь человечества в социальном времени и пространстве. Первая задача исторической науки состоит в описании реального многообразия истории во всей ее конкретности имен, дат, событий. Но уже решение этой первой задачи немыслимо без каких-то обобщений. Даже элементарная хроника событий включает то, что отложилось в памяти людей, имело какое-то значение в их жизни. Следовательно, и простое историческое описание нуждается в критерии для выделения того, что достойно быть запечатленным, для отделения существенного от несущественного, важного от неважного. А вступив на путь обобщений, наука начинает испытывать потребность в методологии, разработка которой относится к компетенции философии.

В свое время Гегель провел принципиальное разграничение эмпирической и «философской» истории. Последнюю, по его мнению, должна интересовать не сама конкретная история, а заключенный в ней разум, доказательство того, что история является «разумным, необходимым обнаружением мирового духа…». За этим идеалистическим способом выражения у Гегеля скрывается идея закономерностей истории, которые, однако, вопреки Гегелю выявить невозможно вне анализа конкретной истории. Поэтому неверно противопоставлять философское познание историческому. Сила того и другого — в их взаимной связи, взаимном плодотворном обогащении. Конечно, философия истории решает свой круг проблем, но все они сводятся к выяснению того, что кроется за видимым эмпирическим многообразием человеческой истории, каковы предельные основания исторического познания. И постановка этих вопросов — не продукт праздного любопытства. От ответа на них зависит то или иное понимание истории, объяснение ее хода, метод ее анализа.

В истории философской и общественной мысли по теме единства и многообразия истории выделяются и подчас причудливо переплетаются две линии: разработка философско-исторических проблем на основе либо признания, либо отрицания общечеловеческого внутреннего единства всемирной истории. По необходимости кратко обозначим обе эти линии, существующие в тех или иных вариациях вплоть до сегодняшнего времени.

 68