Свободная индивидуальность

Развивая мощные производительные силы и всемирные общественные связи, капитализм формирует материальные и духовные предпосылки для использования всего богатства культуры, созданного в истории человечества, в интересах развития самого человека. Однако эта всемирно-историческая задача наиболее полно реализуется в ходе социалистических преобразований общества. На основе общественной собственности складывается новый, коллективистский тип личности. Условием его появления становятся создаваемые социализмом качественно новые, по сравнению со всеми предшествующими обществами условия взаимоотношений общества и личности, открывающие возможность для добровольно-гармонизированного сочетания личных и общественных интересов, личности и коллектива.

Этот тип взаимоотношений отличается как от примитивных форм первобытной коллективности, где человек был слит с коллективом, так и от тех обществ, в которых преобладают антагонизм личных и общественных интересов, различные формы отчуждения, иллюзорные формы коллективности. Социалистический коллективизм предполагает многообразие и богатство индивидуальностей, а не их подавление. Это, однако, во многих случаях искажалось, деформировалось в условиях командно-бюрократической системы, культа личности и пр. В этих условиях утверждались на деле такие типы коллективности, которые фактически поглощали личность, ставя жесткие границы развитию индивидуальности. Эти извращения принципов коллективизма, допускавшиеся в нашей стране, дали основания для утверждений, что якобы всякий коллективизм несовместим со свободой и развитием личности, что общество, организующее жизнь людей на началах коллективизма, представляет непосредственную угрозу развитию личности.

Живописные картины того, как может выглядеть общество с развитой техникой, сочетаемой с подавлением индивидуальности, содержатся во всемирно известных антиутопиях Е. Замятина «Мы» (1920), О. Хаксли «О дивный новый мир» (1932), Дж. Оруэлла «1984 год» и др. Эти художественные произведения можно рассматривать как грозное предупреждение относительно опасных последствий подавления свободы личности (именно таким и был замысел их авторов). Но совершенно необоснованны попытки интерпретировать такого рода антиутопии как признание несовместимости свободы личности и коллективизма вообще, включая и социалистический коллективизм.

Четко разведя понятие социалистического коллективизма и тех извращенных форм, которые он нередко принимал в нашей стране в годы культа личности и застоя, можно со всей определенностью утверждать, что социалистический тип коллективности призван не подавлять личность, а быть основой ее свободного и всестороннего развития, не нивелировать людей, а способствовать проявлению богатства индивидуальностей, не ставить личность в зависимое положение от коллектива, а сочетать интересы личности и коллектива. При таком гармоническом сочетании личность становится столь же заинтересованной в развитии коллектива, как и коллектив в развитии личности.

Таким образом, социалистический коллективизм связан не с отрицанием прав и свобод личности, а, напротив, с признанием, утверждением того, что свобода и развитие одной части общества не может и не должна осуществляться за счет несвободы и недоразвития другой.

Общественная собственность на средства производства — необходимое, но недостаточное условие для полного развития нового типа социальности. Для этого требуется также высокий уровень производительности общественного труда, увеличение свободного времени, досуга, демократизация общественной жизни, развитие творческой инициативы масс и т. д.

 495