Панорама немарксистской философии в 80-х годах XX века

Картина идейной борьбы в философской мысли Запада на исходе XX столетия продолжает оставаться довольно пестрой. Есть последователи почти у каждого из крупных классических философов прошлого и классиков XX века. Но особенно стабильно к 80-м годам развивались и развиваются платонизм, аристотелизм, томизм, спинозизм, кантианство, гегельянство, ницшеанство — разумеется, в их современных вариантах. Чем больше реформированы, «ревизованы», обновлены, актуализированы классические направления, тем больше шансов на влияние их в современном мире. Примером может служить неотомизм: развитие его вплоть до последнего времени отмечено борьбой между сторонниками коренных реформ («левый католицизм») и теми — в основном официальными идеологами,— которые хоть и идут на обновление, но стремятся сохранить основы религиозной догматики.

Из нерелигиозных неклассических направлений, которые возникли либо в начале века, либо десятилетия тому назад, наиболее живучими оказались: феноменология, некоторые (модифицированные) виды аналитической философии, постпозитивизм, неофрейдизм, а также структурализм, герменевтика, «новая метафизика». Не имея возможности подробно рассмотреть эти философские движения, очень кратко сформулируем основные проблемные узлы и соответственно главные тенденции развития немарксистской философской мысли наших дней.

Одним из важнейших проблемных центров по-прежнему остается вопрос о том, в чем состоит суть и роль философии, в особенности в современном мире. В данном вопросе побеждает антипозитивистская тенденция: философия, в чем убеждены многие видные мыслители, должна сосредоточиться на осмыслении проблем, решения которых напряженно ждет от нее современное человечество: мир и место в нем человека; индивид и человечество; многообразие и единство культур; судьбы человеческой цивилизации; сущность человека и призвание его в современном мире; новое мышление и т. д. И наконец, вопросом всех вопросов является проблема выживания человечества, сохранения мира, предотвращения мировой войны и устранения локальных войн. Тут так же, как и в политике, необходимо, правильно подчеркивают современные прогрессивные философы, новое философское мышление: ведь раньше проблема мира и войны была как бы периферийной для философии; сейчас она перемещается в центр философской проблематики.

Нельзя не отметить, что этот реальный исторический запрос, обращенный к философии, в какой-то мере застал ее врасплох: оказалось, что традиционное негативистское отношение к конкретной социальной проблематике исчерпало себя. Но как ее анализировать? В чем специфический вклад философии? Ответы на эти животрепещущие вопросы философия во всем мире только начала искать. В 70—80-х годах арену социальной философии на Западе занимали скорее не «традиционные» философы, а философствующие социологи, журналисты, публицисты с «футурологическим» уклоном — такие, как О. Тоффлер, Дж. Нэсбит и др. Опираясь на социологические, журналистские приемы сбора (огромного и интересного) материала, они предлагают свое видение современного мира, наиболее важных тенденций его будущего развития.

Большую роль в немарксистской социальной мысли играют те люди, которые осмысливают новые ценности, альтернативные перспективы, расходящиеся возможности, вызовы будущего исторического развития человеческой цивилизации.

Соответственно новым ценностям формируются и идеи «новой метафизики». Сегодня метафизические тенденции значительно усилились — в связи с тем, что «новая метафизика» смело и с полным основанием требует переосмысления тех идей и принципов, которые веками считались основаниями человеческого и даже космического бытия,—господство и подчинение, «ничтожность» части перед целым, индивида перед обществом и т. д. Должны быть пересмотрены такие глубоко укоренившиеся идеи и подходы, как «культурный империализм» —все равно, воплощается ли он в формах европоцентризма, панамериканизма, в других шовинистических формах,— и его националистические, изоляционистские антиподы.

Что касается новейших собственно философских тенденций, то здесь следует отметить:
— усиление влияния материализма, возникновение более близких к материализму вариантов «реалистической» философской мысли (и что очень ценно, их влияние особенно усилилось в философии и методологии); — усиление интереса к философским проблемам логики при одновременной интенсивной разработке новых разновидностей логического знания. (Интересны с этой точки зрения работы логиков У. Куайна, П. Строссона, Я. Хинтикки, С. Крипке, которые вносят весомый вклад в разработку современной логики и в то же время тяготеют к построению философских истолкований логического знания, отличающихся от «классического» неопозитивистского сведения философии к логике и анализу языка. Логики нашей страны активно участвуют в этой работе, сотрудничают с зарубежными логиками.); — значительное повышение интереса к проблемам развития, к диалектике, к вопросу о различных философских формах осмысления противоречий (характерный пример — философские идеи лауреата Нобелевской премии, крупнейшего бельгийского ученого И. Пригожина. Главные идеи И. Пригожина: необходим переход науки и философии к новому пониманию динамических процессов, философскому толкованию проблем необратимости, возникновения, становления и т. д.); — актуализация и углубление философских исследований человеческого сознания и познания в самых различных направлениях анализа (что в немалой степени связано с новейшими стадиями работы над компьютерной техникой); — повышение роли философской работы над формами, структурами человеческой культуры (текстами, знаково-символическими образованиями, культурными памятниками и смыслами) и т. д.

Но, пожалуй, самое главное состоит в том, что философия стала более решительно искать теоретико-методологические пути для формирования комплексного изучения человека, в котором были бы объединены естественнонаучные, научно-технические, гуманитарные дисциплины и в котором значительную роль играли бы широкие мировоззренческие основания истинно философского характера.

Современная немарксистская мысль как органическая часть мировой философии находится в становлении, в пути, в быстром диалектическом изменении, приносящем новые, неожиданные результаты. Внимательно и объективно следить за данным процессом, активно участвовать в нем, влиять на него — большое искусство, которым пока еще в далеко не достаточной мере владеют философы марксисты. А овладевать им очень и очень нужно, ибо это часть неотложного дела — защиты общечеловеческих ценностей, их обновления. Дела, без которого невозможно выживание и дальнейшее развитие человечества.

 90