Человек в мире. Новый поворот к человеку

Философия с глубокой древности была обращена к постижению человека. Тем не менее в каждую поворотную историческую эпоху предлагалась новая трактовка проблематики, которая издавна входила в раздел философии, именуемый «философской антропологией». Особенно  решительный  поворот к человеку произошел в философии в эпоху Возрождения и на заре нового времени. Но мыслители XX века — независимо от того, насколько высоко и насколько объективно они оценивают вклад «антропологической» философии прошлого,— считали и считают необходимым осуществить «новый поворот» к человеку.

Одни философы, о которых пойдет здесь речь, связывали необходимость «антропологического поворота» с широким обоснованием нерелигиозного понимания мира, которое могло бы выдержать соперничество с классической мыслью, существенно зависевшей от религии. Другие, напротив, использовали философию человека как наилучший, по их мнению, способ «модернизации» религиозной философии. Католический философ М. Шелер писал: «В известном смысле все центральные проблемы философии можно свести к вопросу: что есть человек и каково его метафизическое местоположение в общей целостности бытия, мира и бога». С тех пор это стало традицией в религиозной философии. Такие влиятельные религиозные философы XX столетия, как Г. Марсель, П. Тейяр де Шарден, М. Бубер оставили заметный след в философии человека, создав религиозные варианты экзистенциальной философии.

К числу первых ее версий в XX веке могут быть отнесены философские учения, родившиеся в дореволюционной России. Так, Н. Бердяев провозглашал: «Много писали оправданий бога, теодицей. Но наступает пора писать оправдание человека,— антроподицею. Быть может, антроподицея есть единственный путь к теодицее, единственный неизжитый и неисчерпанный путь». Впрочем, корни антропологического поворота уходят еще в XIX столетие, когда ряд мыслителей, и прежде всего Серен Кьеркегор (1813 — 1855), сделали именно вопрос о человеке главным пунктом размежевания с философией прошлого.

Классическую философию Кьеркегор не без оснований обвинял в том, что вопрос о человеке она решает слишком абстрактно и благодушно. Философы, по Кьеркегору, превыше всего ставят что-либо всеобщее, абстрактное — дух, материю, бога, прогресс, отвлеченную истину — и этому общему стремятся подчинить конкретного человека. В самом же человеке они выделяют и отвлеченно рассматривают только его сущность. Погружаясь в дебри абстрактного «сущностного» рассмотрения, философия отходит от живого индивида с его мыслями, эмоциями, страданиями. И здесь Кьеркегор видел ограниченность не одной лишь философии, а культуры, духовных умонастроений, морали своей эпохи. У каждого столетия, по Кьеркегору, есть своя безнравственность.

Безнравственность XIX столетия датский мыслитель усматривал в том, что всякое индивидуальное, единичное хочет «забыться в общем». Задачу новой, действительно повернутой к человеку философии С. Кьеркегор видел в том, чтобы вглядеться, «вчувствоваться» в человеческую жизнь, человеческие страдания. Философ должен глубже понять процессы выбора индивидом своего «Я», выбора между добром и злом. Он должен помочь индивиду найти истины, не просто близкие ему и понятные, но неотделимые от него. По Кьеркегору, человек должен открыть такую истину, ради которой ему хотелось бы жить и умереть.

Появившаяся еще в XIX веке «антропологическая» философия — в той части, где она проповедовала отказ от «диктата» абстрактного всеобщего и близость к миру конкретного индивида — была в целом перспективной. Программа эта нашла горячую поддержку и развитие в целом ряде философских направлений XX века. Среди них наиболее влиятельным в 30—60-е годы был экзистенциализм. Само название этого направления заключает в себе программу: заменить классическую «философию сущностей» (essentia) философией человеческого существования (existentia).

Первоначальные формы философии экзистенциализма берут свое начало в учениях русских философов Н. А. Бердяева и Л. И. Шестова (1866 — 1938), испанского писателя М. де Унамуно (1864 —1936). После первой мировой войны он получил широкое распространение в Германии. Основатели немецкого экзистенциализма — К. Ясперс (1883-1969) и М. Хайдеггер (1889-1976). Писатели и философы Ж. П. Сартр (1905 — 1980), А. Камю (1913-1960), Г. Марсель (1889-1973) представляют французскую ветвь экзистенциализма. К экзистенциализму близок также испанский философ X. Ортега-и-Гасет (1883—1955).

Во многом сходное с экзистенциализмом понимание задач философии разделяли сторонники персонализма — направления философии XX века, которое представлено философами, объединившимися в США в 20-х годах вокруг журнала «Personalist» (У. Хокинг, Э. Брайтмен, Р. Т. Флюэлинг) и в 30-х во Франции вокруг журнала «Esprit» (Э. Мунье (1905—1950), Ж. Лакруа (1900—1954), и философской антропологии. Философская антропология — философское движение, представленное немецкими философами М. Шелером (1874—1928), А. Геленом (1904—1976), Э. Ротхакером (1888-1965), Г. Э. Хенгстенбергом (род. 1904) и др.

Экзистенциализм — а вместе с ним другие философские направления, знаменовавшие поворот к человеку, такие, как персонализм, философская антропология, выразили широко распространившиеся в XX веке идеи и умонастроения. И в дальнейшем, привлекая в качестве примера идеи то экзистенциалистов, то персоналистов, то представителей философской антропологии, мы, по существу, будем иметь в виду целое идейное движение, сконцентрированное вокруг проблемы человека и его места в мире. (Мы будем, для краткости, называть его экзистенциальной философией.)

Программу экзистенциального направления так определял глава французского персонализма Э. Мунье: «…можно охарактеризовать это мышление как реакцию философии человека против напора философии идей и философии вещей. Философия человека берет существование не во всем его объеме: существование человека — вот первая проблема философии. А традиционную философию она упрекает в том, что та слишком часто ставила на первый план интересы философии мира или философии духовных продуктов». В определенной мере этот упрек справедлив, как оправданно и требование более решительно и четко сконцентрировать философию вокруг самой главной ее проблемы — вопроса о человеке.

Философия человека XX столетия, которая, как и всякая философия, тесно связана со своей эпохой, несет на себе печать нашего драматичного, конфликтного века. Существует связь между экзистенциальной философией и широко распространившимися в XX веке настроениями отчаяния, словом, отчужденности от общества.

 176