Перестройка философии в свете нового мышления

Необходимость обновления нашей философии, известного переосмысления ее социального предназначения обусловлена сущностью перелома в развитии социалистического общества, обозначенного апрельским (1985 года) Пленумом ЦК КПСС и XXVII съездом партии. Это обновление в первую очередь означает возрождение творческого импульса и научного потенциала, заложенного в марксизме, развитие его исходных установок, переосмысление их с учетом тенденций и особенностей современного этапа исторического развития цивилизации. Концепция нового мышления, если рассматривать ее философско-мировоззренческие основания, как раз и выступает как реализация в современных условиях этого потенциала марксистского учения.

Сегодня перестройка столь же необходима философии, как и философия — перестройке. Но это должна быть смелая, новаторская философия, способная раскрывать реальные противоречия общественной жизни, тенденции и перспективы развития мировой цивилизации и вместе с тем обращенная к человеку, его потребностям и устремлениям.
В чем же смысл перестройки в философии? Исходный пункт ее — анализ острейших мировоззренческих проблем, порождаемых современным развитием социализма и цивилизации в целом, разработка такой концепции социализма, которая выступает как программа гуманизации всех сфер общественной жизни, и в том числе научно-технического развития, которая ставит во главу угла интересы человека, его саморазвития и самореализации. От человека-«винтика», встроенного в отчужденную от него и господствующую над ним машину производственного процесса и общественных отношений, к человеку-творцу, свободно реализующему свои способности и в сфере труда, и в сфере отношений между людьми,— таков вектор обновления социализма.

Другой вектор его обновления и развития задан необходимостью самоопределения социализма в современном мире. По целому ряду параметров социалистическому обществу еще предстоит выйти на подобающее ему место в мировой цивилизации. И этого можно достичь лишь в той мере, в какой в реальной жизни удастся раскрыть гуманистический потенциал социализма. Поскольку сегодня на состоянии внутренних проблем нашего общества так или иначе сказываются проблемы общепланетарного, глобального масштаба, вряд ли можно будет добиться его социального обновления, не принимая во внимание новейшие тенденции развития современной цивилизации. Речь идет об интеграции экономического потенциала разных стран и регионов, сопровождающейся столкновением различных культурных традиций и мировоззренческих установок, об изменении системы человеческих отношений и средств коммуникации между людьми, преобразовании предметной среды, в которой живет человек. По сути дела, на наших глазах создается новый мир.

Все эти процессы создания нового мира носят противоречивый, неоднозначный характер. Они порождают серьезные и сложные проблемы, которые связаны с самим бытием человечества. Это, прежде всего, проблема выживания человечества в условиях ядерной угрозы, ядерного противостояния. Это — не менее острая проблема самосохранения человечества и сохранения жизни перед лицом экологического кризиса. Это, наконец, проблема сохранения и развития самого ценного достояния истории — человеческой личности.

Для философской разработки новой концепции социализма принципиальное значение имеет идея приоритета общечеловеческих ценностей. Идея эта, конечно, не сводится лишь к тем задачам, которые связаны с выживанием человека и человечества, как ни важны они сами по себе. Неправильно было бы понимать эту идею и в смысле нивелирования, усреднения, сглаживания перед лицом общечеловеческих ценностей реального многообразия всех иных ценностей, на которые ориентируются люди в современном мире.

Главный смысл этой идеи — реализация общечеловеческого содержания, которое так или иначе заключено в любой существующей системе ценностей. Естественно, общественная жизнь не может не быть ареной столкновения, состязания различных систем ценностей. Важно, однако, чтобы оно велось в формах, достойных цивилизованного человечества; важно, чтобы иное, непохожее не вызывало предубеждения как враждебное и подлежащее искоренению. Более того, признание приоритета общечеловеческих ценностей предполагает и взаимообогащение различных систем ценностей при сохранении самобытности каждой из них.

Это особенно существенно при философском осмыслении социализма, появление которого — закономерный результат предшествующего исторического развития человечества. Социализм выступает на мировой арене как наследник достижений мировой культуры и цивилизации. Творческое восприятие и развитие достижений мировой культуры и цивилизации актуальны и сегодня. Ведь с появлением социализма развитие остального мира отнюдь не остановилось, как это было принято считать еще совсем недавно. И при обновлении социализма нельзя игнорировать все завоевания человечества в области развития и организации производительных сил, науки и техники, экологии и культуры, имеющие общечеловеческую значимость.

Таким образом, перестройка в философии предполагает углубление социальной философии марксизма в единстве с разработкой современной марксистской концепции человека, изучение многообразных тенденций мирового развития, особенностей различных обществ, наконец, выявление возможных альтернативных путей в будущее и проблем, с которыми может столкнуться человечество на каждом из этих путей.

Следовательно, развитие социальной философии предполагает и более глубокий уровень разработки материалистической диалектики. По-новому встает ключевая для диалектики проблема развития. И современное естествознание, и общественная жизнь показывают, насколько важно учитывать наличие множества потенциально возможных направлений развития, существования альтернативных вариантов и тупиков, застойных ветвей в развитии сложных системных объектов. Основательного переосмысления требует и классическая философская проблема единства и многообразия, и в первую очередь многообразия как условия и предпосылки развития.

Такой анализ позволит представить социальный прогресс процессом отнюдь не унификации, а таким, в котором многообразие выступает в качестве условия саморазвития социальной системы. Так, казалось бы, абстрактная философская тема о соотношении единства и многообразия оказывается органически связанной с перспективами развития национальных отношений, с пониманием соотношения классового и общечеловеческого, с разработкой политических, правовых и нравственных аспектов нового мышления.

На новый уровень должна выйти философия и в постановке проблемы противоречия. Сейчас становится все более очевидным, что трактовка, предполагающая в качестве единственного пути разрешения противоречий уничтожение одной из его сторон, не может быть в современных условиях не только главной, но и верной. Особого внимания заслуживает тип социальных противоречий, не просто основанных на взаимодействии двух полюсов, двух противоположностей, а таких, в которых каждая из противоположностей претерпевает существенные изменения, не уничтожая при этом другую.

Наконец, более глубокого понимания требует и вся теория диалектики в целом. Со времен Сталина каноническим стало одностороннее толкование ее как теории вещно-предметного мира, мира объектов. В этом же ключе истолковывалось и все то, что относится к человеку: и социальные отношения, и люди, массы, классы, общества понимались как объекты, которым можно навязывать те или иные преобразования, предрешая за них, в чем заключается их благо. В итоге человек выступал только как материал для внешних воздействий. При таком подходе специфика человека как субъекта, его творчества, межчеловеческого общения может быть выражена лишь в весьма ограниченной мере.

Категории же, описывающие субъективное бытие человека (категории свободы, чести, совести, достоинства, долга и др.), лишаются статуса основополагающих, оттесняются на периферию диалектики как нечто производное и второстепенное. А между тем в классическом марксизме субъективной стороне человеческого бытия, отношениям субъекта к другому субъекту уделялось первостепенное внимание — даже отношение к объекту понималось как опосредствованное объектом отношение, направленное в конечном счете на другого субъекта.

Категории, описывающие субъективную сторону человеческого бытия, не могут быть сведены ни к категориям, с помощью которых описывается мир объектов, ни к таким категориям, как классы и нации, производительные силы и производственные отношения, базис и надстройка, с помощью которых описываются структура и развитие общества. И если процессы социальной жизни рассматриваются безотносительно к этим понятиям и категориям, выражающим мир личности, человеческую субъективность, то теряется основа для выявления гуманистического (или антигуманного) содержания этих процессов, для их оценки с точки зрения человека и человечества. Именно здесь кроются истоки отчуждения философии от нужд и потребностей человека.

Итак, перед философией эпохи перестройки встает сложная и ответственная задача — раскрыть в полном объеме саму материалистическую диалектику, в рамках которой достойное место должна занять человеческая субъективность — эта важнейшая сфера бытия. Перестройка с ее пафосом гуманизации всех сторон жизни общества, гуманистического обновления социализма не только создает предпосылки для того, чтобы увидеть, поставить, зафиксировать эту проблему, но и требует ее разработки. И здесь открывается новый, пока еще почти не разработанный пласт философских исследований, направленных на конструктивную критику существующей социальной реальности и на выработку идеалов и путей ее гуманистического обновления.

Поэтому проблемы человека и гуманизма вновь выходят на первый план философских исследований. Стоит задача комплексного изучения человека во взаимосвязи социальных и природно-биологических сторон его бытия, нравственно-философских оснований его жизнедеятельности в современном мире. Философии марксизма предстоит сыграть здесь инициативную и интегрирующую роль.