Отношение Маркса к гегелевской диалектике в 40-е годы

Размышления о диалектике содержатся уже в ранних работах Маркса, подготовительных тетрадях к докторской диссертации. Маркс, с одной стороны, вполне профессионально, мастерски овладевает сложной технологией диалектического философствования, а с другой — критически анализирует, осмысляет сильные и слабые стороны этой технологии. Критическое отношение к гегелевской диалектике в 40-е годы Маркс разделяет с Фейербахом. Фейербах первым из учеников великого мыслителя разочаровался в методе Гегеля и подверг его основательной критике. Отход от гегелевской диалектики был одним из важнейших моментов перехода Фейербаха от идеализма к материализму. Однако Фейербах критиковал идеалистическое основание, фундамент гегелевской диалектики, но сам метод не исследовал.

Дело в том, что Гегелем было описано, каталогизировано, сведено в иерархические ряды и порядки большинство приемов, схем, законов диалектического мышления. Этому была посвящена его книга «Наука логики», представлявшая собой наполненный плодотворнейшими наблюдениями и указаниями учебник, трактат по технологии диалектического мышления. Какова исследовательская эффективность диалектической методологии, открытой Гегелем? Это было главным вопросом критического исследования Маркса.

Вместе с обретением коммунистического мировоззрения Маркс все более и более обращается к изучению реальных явлений и процессов прошлой и настоящей истории. Для понимания практических проблем — производства, политических событий и т. п. — гегелевская методология оказалась негодной. И дело было не только в исходном идеализме, как полагал Фейербах, но и в абстрактно-философском истолковании действительности, противоречащем требованиям научного, основывающегося на фактах анализа. Критикуя в «Немецкой идеологии» методологию младогегельянцев, Маркс и Энгельс отмечали, что к любому общественному явлению они подходят с «простейшими приемами» гегелевской диалектики.

Всякий социальный конфликт, всякое различие в направлениях реальной жизни они легко подводили под гегелевское понимание «противоречия», которое затем «разрешали» в «высшем синтезе» противоположных начал. Например, изучать борьбу протекционистов и сторонников свободы торговли в экономической науке и практике философ-гегельянец 40-х годов не считал обязательным. Ему было достаточно обладать самым общим, обыденным представлением о сути полемики, чтобы легко разрешить ее по гегелевскому рецепту «снятия противоположностей в высшем синтезе». Но многого ли стоит такое решение проблемы, если борьба протекционистов и фритредеров охватывает в истории экономических отношений не одно столетие?

Немало других недостатков гегелевской диалектической технологии обнаружил, объяснил и сатирически высмеял Маркс, но все же главным пороком для него оставалась именно ее неэффективность в научном изучении социальной действительности и в деле решения практических проблем реальной жизни.