Энгельс об опасности вульгаризации марксистской философии

После смерти Маркса научная деятельность Энгельса была во многом сконцентрирована на подготовке и издании незаконченных томов «Капитала», а также на теоретическом анализе проблем и достижений массового рабочего движения и деятельности социал-демократических партий. В огромной переписке Энгельса с лидерами социал-демократов различных стран, с рядовыми марксистами, учеными и начинающими изучать теорию Маркса был выделен цикл писем — так называемые «Письма об историческом материализме». Они имеют особую ценность; к ним активно обращаются и приверженцы, и враги марксизма в XX столетии.

Значение цикла писем Энгельса о материалистическом понимании истории (конец 80 — начало 90-х годов) определено тем, что в них Энгельс выступил с критикой начинавшегося в то время процесса вульгаризации и упрощения учения Маркса, и особенно его философских оснований.

Вульгарные искажения марксизма в начале 90-х годов только еще набирали силу. Тем не менее Энгельс точно определил дальнейшую тенденцию этого процесса и показал опасность вульгаризации. Главное искажение состояло в преувеличении значения экономической основы в структуре и развитии общества («экономический детерминизм»). Экономическое развитие общества понималось как однозначно определенный процесс. Исторический прогноз о коммунистическом преобразовании истолковывался как точное предсказание, неизбежное осуществление которого не зависит от тех, кто борется «за» или «против» него. Равным образом к экономическим интересам и классовым пристрастиям сводили всякое проявление духовной жизни и культуры.

Как показал Энгельс, материализм в философии никоим образом не сводится к «экономическому детерминизму», поскольку Маркс исходной силой и субъектом истории признавал людей, в практической деятельности которых созидаются все исторические возможности, экономические отношения и социальные нравы.

Поэтому все области деятельности людей тесно связаны между собой, всякое историческое явление само является активным фактором, воздействующим на все остальное. «Мы делаем нашу историю сами,— пишет Энгельс в письме к Й. Блоху (сентябрь 1890 года),— но, во-первых, мы делаем ее при весьма определенных предпосылках и условиях… Во-вторых, история делается таким образом, что конечный результат всегда получается от столкновений множества отдельных воль, причем каждая из этих воль становится тем, что она есть, опять-таки благодаря массе особых жизненных обстоятельств… Каждая воля участвует в равнодействующей и постольку включена в нее».

Энгельсу пришлось доказывать, что марксистская теория не отрицает влияния государства, права, идеологии на исторический процесс; что марксистская философия истории не должна использоваться как отмычка для понимания отдельных событий, а, как всякая философия, интерпретирует общие тенденции развития человечества.
Между тем развитие марксизма вступило в новую фазу — широкого распространения, усиления влияния в разных странах и на различные области культуры.