Исследование диалектического метода

После революции 1905 года в творчестве В. И. Ленина заметен постоянно растущий интерес к диалектике. В. И. Ленин изучает сочинения Гегеля, Фейербаха, составляет конспекты и набрасывает тезисы собственных представлений о диалектике. Большое значение имеет фрагмент «К вопросу о диалектике» (1915) — развернутый план большой, специальной работы по этой теме. Среди оставшихся в наследии Ленина такого рода материалов особо стоит отметить конспект гегелевских «Науки логики» и «Лекций по истории философии» (1914 — 1915), в котором В. И. Ленин сделал глубокие разносторонние выводы из описанных Гегелем диалектических приемов и способов мышления.

Одна из основных областей применения диалектики в творчестве В. И. Ленина — это сфера политики, политического действия. Применительно к политике диалектика, по Ленину,— это искусство «гибкой тактики», умение видеть и анализировать постоянно возникающие социальные изменения, ориентация в возможностях практики. Мысли о диалектике в политической деятельности, столь многочисленные у В. И. Ленина, хорошо выражены в одном из фрагментов работы «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» (1920).

В. И. Ленин анализирует ошибки К. Каутского, О. Бауэра — «высоко ученых марксистов», «преданных социализму вождей II Интернационала», которые «учились и других учили марксовской диалектике… но они в применении этой диалектики… оказались людьми… не сумевшими учесть быстрой перемены форм и быстрого наполнения старых форм новым содержанием… они «загляделись» на одну определенную форму роста рабочего движения и социализма, забыли про ее односторонность, побоялись увидеть ту крутую ломку, которая в силу объективных условий стала неизбежной, и продолжали твердить простые, заученные, на первый взгляд бесспорные истины…».

Особое значение диалектика, учащая политической гибкости, тонкому и многостороннему анализу действительности, по Ленину, приобретает в исторические периоды крупных социальных изменений, революций. Далее, именно диалектика учит антидогматизму, умению быть самокритичным, признавать и исправлять свои и чужие политические ошибки и просчеты — а без этого, по Ленину, невозможно честное представительство какой-либо партией своего класса. Одной из наиболее частых ошибок, присущих революционным партиям и теоретикам революционного направления, В. И. Ленин считал неразличение конкретно-исторического и всемирно-исторического подходов в анализе текущей социальной жизни, в определении политической линии. «…В вопросе практической политики ссылаться на всемирно-исторический масштаб есть теоретическая неверность самая вопиющая».

На какие же стороны диалектического метода особое внимание обращал В. И. Ленин? Наиболее высоко в диалектической тради­ции он оценивает концепцию единства и борьбы противоположностей. Понимание жизни, движения, развития как исходящего из единства и борьбы противоположных начал в самом развивающем­ся и существующем — главный тезис диалектического метода. Нечто единое, раздваиваясь в себе самом, выделяет свои противоположные начала, они вступают в борьбу, и начинается развитие, изменение, активная жизнь этого «единого».

В. И. Ленин видит в этом простом положении объяснение «источника движения» — и именно пониманием источника движения, по Ленину, различаются между собой принятые в науке, культуре и философии концепции развития. Либо единство и борьба противоположностей, либо «плоская идея эволюции».

В. И. Ленин имеет в виду прежде всего развитие общества. В этом случае абстрактный философский тезис расшифровывается вполне конкретно, становится точным нормативом для анализа общественных процессов. Однако, конечно, вовсе не единственным нормативом. В. И. Ленин, изучая Гегеля, обращает внимание на необходимость максимальной гибкости понятий, на то, что всякое понятие несколько «огрубляет» действительность (оно только приблизительный, частичный образ бесконечно сложной реальности). Обнаружение главных противоположностей, их борьбы и развития этой борьбы (это называется разворачиванием противоречий) дает исследователю вовсе не всю картину исторической реальности, а только ее скелет, главное направление, основные моменты. Или, иными словами, это только нечто абстрактное, а всесторонний, конкретный анализ, учет всех сторон и сложных отношений, связей развивающегося «нечто» дает его конкретную, то есть относительно полную, законченную картину.