Классовое и общечеловеческое в культуре

Важнейшее детерминирующее воздействие социальной структуры на культуру состоит в возникновении классовой дифференциации самих феноменов культуры. Эта идея была четко выражена В. И. Лениным в идее двух культур в каждой национальной культуре антагонистического общества. А именно: культуры господствующего эксплуататорского класса и демократической и социалистической культуры, отвечающей интересам трудящихся, социального прогресса.

Культура органично связана со своим временем в том смысле, что в ней выражаются потребности и противоречия конкретной эпохи, что именно ими стимулируется культурное творчество. Да и связано оно, как правило, с удовлетворением потребностей тех или иных социальных групп. Именно это и открывает каналы влияния социальных интересов различных классов на культуру.

Отсюда и ленинская постановка вопроса о двух культурах, его указание на необходимость классового подхода к явлениям культуры. Вместе с тем диалектический подход к проблемам культуры требует учитывать, что в ней выражается и воплощается родовая сущность человека, выходящая за пределы непосредственно данных исторически конкретных общественных отношений. Иначе говоря, в культуре присутствует общечеловеческое, всеобщее начало — то, что выделяет людей как существ, единственно способных быть субъектами — творцами и восприемниками — культуры. В. И. Ленин связывает культурный прогресс социалистического общества с овладением всем богатством знаний, всей культурой, выработанной человечеством. Эта установка лаконично выражена в известной ленинской формуле: «Коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество». Она отнюдь не отменяет социально-классовых оценок явлений культуры, но предупреждает против упрощенного, догматического понимания классового подхода, дискредитирующего саму методологию классового анализа.

Оба эти ленинских положения сохраняются в арсенале актуальных методологических средств анализа культуры и в настоящее время. Следовать диалектико-материалистической методологии в использовании классовых, идеологических оценок явлений культуры значит непременно учитывать как их специфику, так и конкретно-исторические условия существования и развития культуры. Классовый подход необходим там, где сам его объект носит классовый характер или во всяком случае несет на себе отпечаток классовости.

Но расширение классового подхода за объективно обусловленные и потому допустимые пределы, проявления идеологической узости и нетерпимости превращают классовый подход к культуре из средства определения реального социального содержания и роли тех или иных ее явлений в свою противоположность — в средство подавления творческого начала, борьбы против культуры. Известно, какой огромный вред нанесло недопустимое распространение в годы сталинщины классово-идеологических оценок на генетику, кибернетику, некоторые теории в химии и т. д., объявление их «реакционными», «буржуазными», «идеалистическими». Это не что иное, как грубая профанация классового подхода, которой нельзя отождествлять с авторитарно-бюрократическими методами руководства культурой. Он вполне совместим с демократическими принципами свободы слова, терпимости, независимости суждений, с плюрализмом мнений.

Все сферы культуры но отношению к критериям классовости можно разделить на три группы. К первой группе такие критерии вообще неприменимы, ибо они, по определению, носят неклассовый характер (язык, наука, техника); феномены второй группы несут в себе общечеловеческое содержание, но в то же время на них в той или иной степени накладывает свой отпечаток различие классовых интересов (искусство, мораль, философия, многообразные социальные нормы и т. д.); третья группа включает явления, по природе своей связанные с существованием и борьбой классов (например, сфера политической культуры), хотя в определенных условиях содержание их может приобретать более широкую культурную значимость, во всяком случае, выходить за рамки собственно классовых интересов (например, идеи просвещения и гуманизма, общие принципы демократии, политика, ориентированная на выживание человечества).

Поскольку реальная политика в области культуры всегда практически придерживается той или иной философской ориентации, постольку выработка правильной позиции в этом вопросе имеет для социалистического общества жизненно важное значение. Иными словами, анализ проблемы социально-классовой детерминации культуры имеет не только абстрактно-теоретическое, а и практически-политическое значение. Если отказ от классового подхода к культуре лишает социалистическую культуру социальной ориентации, то его вульгаризация ведет к невосполнимым интеллектуальным потерям для общества. Этому учит история.

Кроме того, в культуре всегда стоит проблема соотношения классового и общечеловеческого, которая также должна решаться конкретно, применительно к условиям места, времени, специфики той или иной области культуры. Культурное творчество, будучи продуктом исторически конкретных социальных условий и наличного уровня культуры, вместе с тем перерастает их рамки. Актуализируя те или иные моменты исторического опыта человечества, оно одновременно открывает выход в ранее неизвестное, то есть вносит в этот опыт нечто новое.

Социально-классовое начало присутствует в культуре в форме идеологии. Идеология является тем средством, с помощью которого каждый класс направляет развитие культуры в своих интересах в соответствии со своими социальными идеалами.

Идеологическое воздействие оказывает деформирующее влияние на культуру, когда выражаемые данной идеологией особенные интересы класса выдаются за всеобщие, когда саму культуру вынуждают выполнять чисто идеологическую функцию и ограничиваться ею. Это воздействие хорошо прослеживается в явлениях так называемой «массовой культуры», трансформирующих культуру из формы развития человека в средство навязывания ему определенных идеологических и психологических стереотипов, социальный смысл которых зависит от конкретных условий.

Современные средства массовой коммуникации предоставляют широкие возможности мгновенного распространения самой разнообразной информации. Кино, радио, телевидение, пресса стали мощным фактором воздействия на массы. Но дело не в самих по себе технических средствах тиражирования явлений культуры, распространения их на миллионные аудитории. Речь идет о содержательной наполненности их деятельности, об их социальных ориентациях. Используемые в их подлинно культурной функции, эти средства открывают принципиально новые возможности духовного развития масс, дальнейшего прогресса культуры.

Итак, культура существует и развивается в социальной системе, то есть в системе социально-экономических, политических и иных общественных отношений. И понять развитие культуры, не учитывая ее зависимости от этих отношений, невозможно.

 876