Взаимосвязь и иерархия глобальных проблем

Историческое своебразие и социальная уникальность глобальной ситуации, сложившейся на рубеже двух тысячелетий, властно требуют от человечества нового политического мышления, высокой моральной ответственности и беспрецедентных практических действий как во внутренней политике отдельных стран, так и в международных отношениях, как во взаимодействии общества с природой, так и во взаимоотношениях между самими людьми. Современная глобальная ситуация сплела все противоречия нашей эпохи в единый, нерасторжимый «тугой узел», развязать который в состоянии лишь социальное и духовное обновление человеческого общества, новое мышление в соединении с новой практической деятельностью.

Все глобальные проблемы современности тесно связаны друг с другом и взаимно обусловлены, так что изолированное решение их практически невозможно. Так, обеспечение дальнейшего экономического развития человечества природными ресурсами заведомо предполагает предотвращение нарастающего загрязнения окружающей среды, иначе это уже в обозримом будущем приведет к экологической катастрофе в планетарных масштабах. Именно поэтому обе эти глобальные проблемы справедливо называют экологическими и даже с определенным основанием рассматривают как две стороны единой экологической проблемы.

В свою очередь, эту экологическую проблему можно решить лишь на пути нового типа экономического развития, плодотворно используя потенциал научно-технической революции, одновременно предотвращая ее отрицательные последствия. О том, какие перспективы в этом отношении открывает научно-технический прогресс, свидетельствуют теоретические расчеты, согласно которым — даже по сравнению с лучшими мировыми показателями — затраты энергии для производства стали могут быть снижены в 4 раза, алюминия — в 6, цемента — в 5, для переработки нефти — в 9, производства бумаги — в 125 раз. Еще больше возможностей для экономии природных ресурсов содержится в прекращении их расточительного использования, когда до 90—95% из них составляют отходы конечного потребления человеком.

Тесная связь с очевидностью выявляется также между экономической отсталостью и стремительным ростом населения в развивающихся странах, численность которого только с 1950 по 1987 год увеличилась с 1,6 до 3,8 млрд человек (а к 2000 году их доля в мировом населении достигнет почти 80%). Так, в первые послевоенные годы разрыв в уровне национального дохода на душу населения между развитыми и развивающимися странами составлял 10 : 1. И хотя темпы экономического роста за истекшие четыре десятилетия в целом в развивающихся странах были значительно выше, чем в развитых, к настоящему времени этот разрыв увеличился до 12 : 1 вследствие более высоких темпов роста населения в развивающихся странах.

Статистические расчеты показывают: если бы ежегодный прирост населения в развивающихся странах был таким же, как в развитых, то контраст между ними по уровню дохода на душу населения сократился бы к настоящему времени до 1:8 и мог бы оказаться в сопоставимых размерах на душу населения вдвое выше, чем сейчас. Однако сам этот «демографический взрыв» в развивающихся странах, как счи­тают ученые, обусловлен их сохраняющейся экономической, социальной и культурной отсталостью. Неспособность человечества разрешить хотя бы одну из глобальных проблем самым отрицательным образом повлияет на возможность решения всех остальных.

В представлении некоторых западных ученых взаимосвязь и взаимообусловленность глобальных проблем образуют некий «порочный круг» неразрешимых для человечества бедствий, из которого либо вообще нет выхода, либо единственное спасение состоит в немедленном прекращении экономического роста и роста населения. Такой подход к глобальным проблемам сопровождается различными алармистскими, пессимистическими прогнозами будущего человечества. В 70—80-е годы на Западе было опубликовано немало мрачных пророчеств, основанных на убеждении в неспособности человечества разрешить глобальные проблемы. Автор одного из них, американский социолог Р. Л. Хейлбронер, предрекая под влиянием первых докладов Римскому клубу впадение человечества в новое варварство на опустошенной планете, пессимистически заявлял: «И если под вопросом: «Есть ли надежда у человека?» — мы подразумеваем возможность справиться с вызовами, которые бросает нам будущее, без чудовищной расплаты, то напрашивается ответ: «Такой надежды нет!».

В противоположность подобным пессимистическим настроениям многие ученые, прежде всего марксисты, придерживаются на будущее в своих взглядах социального оптимизма, продиктованного обоснованным убеждением в том, что человечество обладает необходимым интеллектуальным потенциалом и материальными ресурсами для решения глобальных проблем, как бы сложны они ни были. Поэтому и в теории и на практике для оптимистически настроенных ученых и политических деятелей во всем мире, озабоченных выживанием человечества и сохранением цивилизации, характерен конструктивный подход к глобальным проблемам. Именно такой реалистический подход лежит в основе марксистско-ленинской концепции глобальных проблем современности, разрабатываемой советскими учеными.

Важнейшее место в марксистско-ленинской концепции глобальных проблем современности занимает вопрос об их объективной «иерархии», то есть о приоритетности одних из них по отношению к другим и их соподчиненности. Правильное определение приоритетов в решении глобальных проблем имеет исключительно важное практически-политическое значение. «Иерархия» глобальных проблем отнюдь не сводится к их формальной научной классификации. Она предполагает не просто приоритет одних из них по отношению к другим в соответствии с объективным значением каждой из них для человечества, с насущностью их решения. Исходя из диалектики всей совокупности глобальных проблем как взаимообусловленной комплексной системы реальных противоречий современной эпохи, важно рассмотреть эту «иерархию» сквозь призму их причинно-следственных связей, которые, в свою очередь, диктуют определенную последовательность как в их теоретическом анализе, так и в практическом решении.

Какими бы серьезными опасностями для человечества ни сопровождались все остальные глобальные проблемы, они даже в совокупности отдаленно несопоставимы с катастрофическими демографическими, экологическими и иными последствиями мировой термоядерной войны, которая угрожает самому существованию цивилизации и жизни на нашей планете. Вот почему безъядерный, ненасильственный мир — не только высшая социальная ценность, но и необходимое предварительное условие для решения всех остальных глобальных проблем современности. Это краеугольный камень нового политического мышления, ставящего общечеловеческие интересы и ценности выше всех остальных и исключающего войну как продолжение политики иными средствами.

Еще в конце 70-х годов ученые полагали, что мировая термоядерная война будет сопровождаться гибелью многих сотен миллионов людей и разрушением мировой цивилизации; теперь же стало очевидным: такая война приведет к уничтожению не только человечества, но и самой жизни на Земле.

Исследования, посвященные вероятным последствиям термоядерной войны, выявили, что даже 5% накопленного к настоящему времени ядерного арсенала великих держав (в случае его военного применения) будет достаточно, чтобы ввергнуть нашу планету в необратимую экологическую катастрофу: поднявшаяся в атмосферу сажа от испепеленных городов и лесных пожаров создаст непроницаемый для солнечных лучей экран и приведет к падению средней температуры на десятки градусов, так что даже в тропическом поясе наступит долгая полярная ночь. В итоге такой «ядерной зимы» погибнет не только все человечество, но, вероятно, и сама жизнь на Земле.

В настоящее время приоритетность предотвращения мировой термоядерной войны по отношению ко всем остальным глобальным проблемам в возрастающей мере осознается мировой общественностью. Подтверждением этому могут служить такие примеры, как проведенный в феврале 1987 года в Москве международный форум «За безъядерный мир, за выживание человечества», создание международного фонда «За выживание и развитие человечества», реализация договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, многообещающее начало процесса мирного урегулирования региональных конфликтов в Афганистане и Камбодже, на Юге Африки, в Центральной Америке и на Среднем Востоке, реальные перспективы снижения противостояния между странами НАТО и Варшавского Договора, а также возрастающее политическое доверие между великими державами, позволяющее уже сейчас сократить наполовину стратегические ядерные арсеналы СССР и США.

В свое время В. И. Ленин провозгласил принцип мирного сосуществования, рассматривая его как долговременную, прочную и наиболее благоразумную основу во взаимоотношениях государств с различным социальным строем в современную эпоху. Если в первые десятилетия после Октябрьской революции этот принцип воспринимался в основном как средство создания наиболее благоприятных внешних условий для строительства социализма в нашей стране (хотя и тогда его историческое содержание этим далеко не исчерпывалось), то теперь стало очевидным, что мирное сосуществование — необходимое условие, повелительный императив для выживания человеческой цивилизации в целом, для сохранения жизни на нашей планете.

Именно Ленину принадлежит исключительно глубокая и проницательная мысль, значение которой в полной мере можно постигнуть лишь сейчас. По свидетельству Н. К. Крупской, еще в 1918 году он предвидел, что «современная техника сейчас все более и более помогает разрушительному характеру войны. Но будет такое время, когда война станет настолько разрушительной, что она вообще станет невозможной». Такое время наступило после изобретения ядерного оружия и чудовищного нагромождения его в арсеналах великих держав.

Обеспечение мира с помощью военной силы и гонки вооружений, стремление к военному превосходству и политическому диктату в создавшихся условиях стали абсурдными, несостоятельными. Концепция односторонней безопасности, опирающаяся на стремление к военному превосходству, ныне уступает место осознанию того, что подлинная безопасность может быть достигнута лишь политическими средствами, благодаря согласованию жизненных интересов и взаимному доверию всех народов.

Приоритетность предотвращения мировой термоядерной войны определяется не только ее последствиями, но также и тем, что ненасильственный мир без ядерного оружия создает необходимые предпосылки и гарантии для научного и практического решения всех остальных глобальных проблем в условиях международного сотрудничества.

Достаточно сказать, что гонка вооружений ныне поглощает триллион долларов ежегодно, не говоря уже об отвлечении десятков миллионов людей на службу в армии и на производство вооружений, о связанном с этим расхищении природных ресурсов, а также расточительстве научно-технического потенциала. Общая сумма военных расходов только за один год ныне почти сравнялась с внешней задолженностью всех развивающихся стран, накопленной за четверть века и достигшей на начало 1989 года 1,2 трлн долларов. По ориентировочным расчетам ФАО (Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН), для устранения голода и недоедания на земном шаре к 2000 году требуется примерно 1,6 трлн долларов, то есть сумма, равная военным расходам за полтора года. И одной десятой отчислений от военных расходов хватило бы для того, чтобы обеспечить необходимые капиталовложения в экономику развивающихся стран для их быстрой модернизации.

Такая же доля вычета из военных расходов на экологические программы позволила бы резко обратить вспять загрязнение окружающей среды на нашей планете. Сейчас в мире ежегодно рождается около 130 млн детей — цифра, которая приводит в трепет многих демографов. Но если сравнить ее с ежегодными военными расходами, то они составят почти 8 тыс. долларов на каждого появившегося на свет младенца, то есть сумму, при разумном расходовании вполне достаточную для обеспечения каждого нового жителя планеты полноценным образованием, здравоохранением, жильем, а со временем и рабочим местом.

Из приведенных сопоставлений следует, что впервые в истории перед человечеством открылась возможность обеспечить средствами существования многомиллиардное население земного шара, создать всем им достойные условия жизни. Для достижения этого человечество ныне располагает необходимыми экономическими и финансовыми ресурсами, научно-техническими возможностями и интеллектуальным потенциалом. Но для воплощения этой возможности необходимы новое политическое мышление, добрая воля и международное сотрудничество на основе приоритета общечеловеческих интересов и ценностей.

 391