Будущее человечества

Предвосхищение будущего в разных формах — от наивных пророчеств до научного прогнозирования — всегда играло важную роль в идейном обосновании жизненных интересов и стремлений народов. И не случайно ему уделялось столь значительное внимание в истории общественной мысли. Значение предвидения особенно возрастало в переломные эпохи истории, в периоды острых социальных конфликтов, столкновений противоположных социальных идеалов.

Это тем более характерно для современной эпохи с ее глубокими, радикальными и необратимыми революционными преобразованиями во всех сферах жизни общества, с ее стремительными темпами социального и научно-технического прогресса. Становится вполне очевидным, что не только отдаленное, но и непосредственное будущее человечества будет разительным образом отличаться от его настоящего и тем более от недавнего прошлого.

Заинтересованность людей в предвидении будущего продиктована не праздным любопытством, а их жизненными потребностями, надеждами, которые они на будущее возлагают, а также опасениями относительно того, что их ожидает. Интерес к будущему объясняется тем объективным обстоятельством, что человеку органически присущи целесообразная деятельность, ее мысленное продолжение, согласование целей и средств их достижения, ожидание как непосредственных результатов, так и более отдаленных последствий своих действий. И сегодня интерес к тому, каким будет мир и на исходе нашего столетия, и далеко за его пределами, не является праздным. Ведь многое из того, что предпринимается и делается сейчас, получит свое завершение по истечении десятилетий и окажет огромное влияние на жизнь не только нашего, но и грядущих поколений.

Из пяти миллиардов людей, живущих ныне на нашей планете, девять десятых доживет до 2000 года, свыше половины увидят преображенный мир 2025 года, а подавляющее большинство детей, родившихся в 1989 году, доживет до середины следующего столетия. Приведенный расчет не принимает во внимание грядущие новые достижения в медицине, а исходит лишь из постепенного распространения на все мировое население достигнутого ныне в развитых странах уровня здравоохранения. Вот почему можно смело утверждать, что даже долгосрочные социальные прогнозы самым непосредственным образом затрагивают жизненные перспективы миллиардов людей, связаны с вполне естественной их озабоченностью своим собственным будущим, а также судьбой, которая ожидает их детей и внуков.

«Неукротимый поток истории уже устремился к перекату между вторым и третьим тысячелетием. Что дальше там, за этим перекатом? Не станем прорицать. Но знаем, что планы, которые мы сегодня выдвигаем, не обыденны, а дерзновенны и что будничные дела наши проникнуты пафосом социалистической нравственности и справедливости. В нынешний тревожный век наша социальная и жизненная стратегия нацелена на то, чтобы люди берегли планету, небесное и космическое пространство, осваивали его как новоселы мирной цивилизации, очистив жизнь от ядерных кошмаров и до конца раскрепостив для целей созидания, и только созидания, все лучшие качества такого уникального обитателя Вселенной, как Человек».

Человечество достойно жить в лучшем мире, чем тот, в котором мы живем. Оно обладает для этого необходимым экономическим, научно-техническим и интеллектуальным потенциалом. Но для того чтобы реалистически предвидеть, каков будет этот лучший мир, проложить в него социально и политически обоснованные маршруты, а тем более для того, чтобы жить в нем, оно настоятельно нуждается в новом мышлении.

 3,168