Интегративные функции практики по отношению к другим формам жизнедеятельности

В сфере реального отношения людей к миру — к природе, к обществу, к другим людям — формируются исходные стимулы развития всех форм человеческой культуры. Создаваемые в культуре — и в материальном производстве, и в регуляции отношений между людьми в обществе, и, наконец, в сфере науки, искусства, философии — способы деятельности возникают по сути своей как ответ на определенные проблемы и задачи, связанные с воспроизводством человеческого существования в окружающем человека реальном мире.

Достаточно глубокий теоретический анализ всегда может выявить в, казалось бы, далеких от реального материального существования человека формах культуры их земные корни, исходные, отправные «точки их роста» на почве реальных проблем материального человеческого бытия. И лишь в ходе последующего осознавания этих сложившихся форм культуры и развиваемых в их рамках способов деятельности возникают предпосылки для иллюзорного представления об их полной независимости от практики. В действительности, однако, их связь с практикой в целостности форм человеческой жизнедеятельности никогда не прекращается, всегда существует масса явных или неявных каналов этой связи.

Но дело не только в стимуляции всех видов человеческой социально-культурной деятельности со стороны практики. Органическая их связь с практикой в системе культуры заключается и в том, что в конечном счете все эти виды деятельности имеют выход на практику, обогащают ее возможности. Впрочем, такой выход на практику и практическую отдачу как конечный результат не следует понимать примитивно, грубо, обязательно по аналогии с деятельностью по изготовлению какого-либо реального предмета. Важнейшим каналом воздействия на практику косвенно связанных с ней видов общественной деятельности является развитие с их помощью самого человека, его способностей, направляемых им в ходе практически-преобразовательного действия во внешний мир. Возьмем, например, такие виды социально-культурной деятельности, как искусство или спорт. Их связь с практикой, их воздействие на возможности практического преобразования реального мира находят свое выражение в развитии соответствующих человеческих способностей, которые в масштабах общества в целом обогащают деятельностные способности человека.

Таким образом, интегративную функцию практики по отношению ко всей системе человеческой деятельности в многообразии ее форм и разновидностей следует связывать прежде всего с тем, что в возможностях практически-преобразовательного воздействия человечества на окружающий его мир аккумулируются, получают свое воплощение, свое реальное выражение итоги и результаты культурного строительства человечества, развития всех способов деятельности, сформированных в процессе этого культурного строительства. Практика является их отправной «точкой роста» и тем «оселком», на котором оттачивается их реальная действенность. Практическое освоение действительности, способность превратить объемлющую человека реальность в «жизненный мир» человека, в среду его обитания выступает мерилом действительных способностей человечества и степени развитости его как специфической формы бытия материи.

Вместе с тем если исходить из того, что в деятельно-практическом отношении к миру заключена основа всего культурного развития человека, его совершенствования, то и категория практики наполняется глубинным гуманистическим содержанием. Она оказывается органически связана с представлениями об исторических судьбах человека и человечества, о его ответственности перед миром и самим собой, перед будущими поколениями. Принципиальные границы и возможности развития человека определяет не бог, не окружающая человека природа, вообще не какие-либо внешние силы, а динамика практически-преобразовательной деятельности, которая расширяет спектр условий природного существования человека, совершенствует социальную среду его обитания и создает условия его духовного развития.