Факторы стимулирующие и искажающие истину

Знание, как уже было показано, имплицитно, то есть в неявном виде, всегда содержит в себе сложную систему правил, в том числе и правила прагматические. Это значит, что из определенного вида знаний можно извлечь определенные указания, рекомендации или нормы деятельности. Так, из утверждения «дом стоит на горе» можно вычитать правило: «тот, кто желает попасть в данный дом, должен подняться на данную гору». Если первое утверждение истинно, то правило, точнее его практическое осуществление, позволяет одновременно решить две задачи: подтвердить истинность и достичь цели.

«Истина» и «ложь» — это особые оценки, с помощью которых мы отделяем знания, соответствующие объективной реальности, от несоответствующих ей. Но существуют и другие социально значимые оценки знания. В повседневной, производственной, социальной, политической и т. п. деятельности знания могут оцениваться как «полезные» и как «бесполезные». Причем полезность и истинность знаний совпадают далеко не всегда. Когда один рыбак говорит другому, что надо выходить на рыбалку сразу после восхода солнца, то это практически полезное знание. Однако утверждение, что вращается Солнце, а не Земля, с точки зрения современной астрономии ложно. Тем не менее в прагматическом смысле для решения данной задачи это несущественно.
Бывает и так, что истинное знание в конкретной ситуации оказывается совершенно бесполезным. Так, правильный диагноз при отсутствии соответствующих лекарственных средств может оказаться бесполезным для данного больного.

Какая-либо истинная теорема, доказанная в высших разделах абстрактной математики, может не найти себе применения в научной или производственной практике, и с этой точки зрения будет также оцениваться как бесполезная. В некоторых ситуациях оценка знаний как полезных и бесполезных может оказаться решающей. Это касается прежде всего некоторых технических и инженерно-производственных проблем. В одних случаях мы можем предпочесть знание, ведущее к более дешевой конструкции (если мы ограничены в средствах), в других — знания, обеспечивающие хотя и более дорогое, но более быстрое решение, если главное — выигрыш во времени.

Связь между истинностью и полезностью знаний непростая и неоднозначная. В этом пункте теория познания должна учитывать реальный социальный и культурный контекст, в котором вырабатываются и используются знания. Бывают ситуации, когда знания намеренно или ненамеренно, бессознательно, искажаются, так как такое искажение оказывается полезным тем или иным социальным группам и лицам для достижения групповых целей, поддержания власти, достижения победы над противником или оправдания собственной деятельности. В первую очередь это касается знаний, относящихся к социально-исторической действительности и непосредственно затрагивающих вопросы мировоззрения, идеологии, политики и т. д.

Известно, например, что католическая церковь начала преследовать учение Коперника не сразу, а по прошествии почти 70 лет после его опубликования. Это случилось, когда выяснилось, что геометро-кинематическая модель движения планет, казавшаяся вначале своего рода изящной математической игрушкой, имеет огромное мировоззренческое значение и подрывает религиозное мировоззрение и веру в непогрешимость церкви. Известно также, что во времена культа И. В. Сталина многие исторические проблемы и истины намеренно искажались как по его прямому указанию, так и по указанию тех людей из его окружения, которым это было выгодно. Чтобы найти оправдание беззаконию и репрессиям и возвеличиванию собственной личности, Сталин и его окружение добились переоценки исторической деятельности Ивана Грозного, перечеркнув исторически истинные факты о деятельности этого монарха, установленные выдающимися русскими и советскими историками.

Опричнина, жестокие и бесчеловечные поступки самого Грозного, гонения на многих государственных деятелей, разорение целых городов, например Новгорода, акции, приводившие к бедствиям всего народа, выдавались за проявление государственной мудрости и исторической необходимости. Это искажение истории было совсем не безобидно. Проводя широкие аналогии с заведомо искаженной картиной  исторического прошлого, некоторые политические деятели и историки давали предвзятую и неверную оценку историческим фактам и событиям советской истории, отдельным государственным деятелям и т. д. Интерпретируя прошлое по заранее заданной схеме, некоторые советские историки видели в деятельности опричнины и самодурстве Грозного оправдание незаконным репрессиям, имевшим место в период культа личности Сталина.

Ясно, что, будучи «полезными» для достижения определенных целей ограниченной группе людей, подобные «исторические знания», противоречившие исторической истине, наносили огромный ущерб нашему обществу. Для социалистического общества и нашей партии важно иметь объективно-истинную оценку как современности, так и исторического прошлого, так как только на основе объективной исторической истины можно разработать научно обоснованное понимание перспектив социально-исторического прогресса. Кроме того, извращение, намеренное или непреднамеренное искажение исторической истины рано или поздно приводят также к деформации мировоззрения, снижая духовный потенциал общества, поэтому теория познания диалектического материализма не считает альтернативу пользы и истины оправданной.

Польза, противоречащая истине в масштабах общественно значимой деятельности, рано или поздно обязательно приводит к социально-историческому злу, к большим общественным бедствиям. Именно поэтому наша партия после апрельского (1985 г.) Пленума ЦК, на XXVII съезде, на последующих пленумах, в документах, связанных с 70-летием Октября, твердо и однозначно провозгласила достижение объективной истины во всех сферах деятельности, включая собственную историю, одной из важнейших духовных ценностей нашего общества.

Важность этого тезиса неизмеримо возрастает в эпоху осуществляемой у нас перестройки всех сторон экономической и духовной жизни. Ее непосредственная цель состоит, как известно, в том, чтобы в исторически кратчайшие сроки преодолеть застойные явления, наметившиеся на протяжении двух предшествующих десятилетий. Но для этого в первую очередь необходимо выработать и принять правильные решения, определяющие магистральные направления социально-экономического развития общества, а это невозможно без адекватного, то есть истинного, осмысления и понимания причин, вызвавших в свое время негативные явления в нашей жизни. В этом пункте историческая истина и социальная польза, понимаемые как то, что выгодно подавляющему большинству членов общества, диалектически совпадают. Поэтому исследование взаимоотношений таких оценок познания, как полезность и истинность, бесполезность и ложность, «выгодность» или «невыгодность», составляет важную задачу теории познания, особенно при исследовании практической реализации различных видов и форм знания.

 15